Судебно-медицинская экспертиза трупа

Отдел VII. Судебно-медицинская экспертиза трупа

Глава 24. Учение о смерти.

Всякая смерть, независимо от ее причины, сводится к прекращению деятельности трех важнейших систем организма — дыхательной, сердечно-сосудистой и цент­ральной нервной. Конечным результатом выключения этих систем является умирание клеток тела в основном вследствие прекращения доступа к ним кислорода. Так, при отсутствии дыхательных движений прекращается «вентиляция» крови — насыщение ее кислородом и ос­вобождение от углекислоты, накопившейся в резуль­тате тканевого обмена. Остановка сердца влечет оста­новку всего кровотока, прекращение доставки кис­лорода к тканям и органам и удаления из них вредных продуктов обмена. И наконец, выпадение деятельности центральной нервной системы приводит к полному рас­стройству регулирования и взаимосвязи всех систем организма.

Быстрота наступления смерти колеблется в широких пределах. Оно может носить постепенный характер, на­пример, при заболеваниях (туберкулез, болезни крови, злокачественные опухоли и др.), истощении, хрониче­ских отравлениях. В таких случаях наступлению смер­ти обычно предшествует пограничное состояние между жизнью и смертью, так называемый азональный период различной продолжительности — от нескольких минут до нескольких часов. В течение агонии происходит по­степенное угасание жизни: дыхание становится преры­вистым, поверхностным, иногда клокочущим, переме­жающимся длительными паузами, сердечные тоны — очень глухими, резко нарушается ритм сердцебиения, не­редко наблюдаются судороги, непроизвольное выделе­ние мочи и кала. Резко изменяется внешний вид уми­рающего: лицо бледнеет, черты его заостряются вслед­ствие расслабления мимических мышц и изменения напряжения мягких тканей в результате нарушения рав­новесия кислот, щелочей и солей, глазные яблоки запа­дают, опускаются углы рта, а иногда и вся нижняя че­люсть.

Смерть может наступить и очень быстро, внезапно при инфаркте миокарда, закупорке крупных кровеносных сосудов, питающих жизненно важные органы, тяжелых травмах, некоторых отравлениях (например, цианистым калием), поражении электрическим током и т. д.

Различают клиническую и биологическую смерть. Первая характеризуется отсутствием видимых проявле­ний жизни — дыхания, рефлексов, а иногда и сердцебие­ния. Однако это состояние является обратимым — в некоторых случаях своевременные медицинские меры (искусственное дыхание, массаж сердца, переливание крови, введение лекарственных средств) могут вернуть человека к жизни.

Состояние клинической смерти продолжается недол­го, после чего наступает необратимая биологическая смерть, сопровождающаяся умиранием жизненно важ­ных тканей, в первую очередь центральной нервной си­стемы, которая весьма чувствительна к недостатку кис­лорода. Некоторые ткани способны к длительному пере­живанию после наступления биологической смерти, так, например, волосы и ногти растут еще в течение несколь­ких дней.

Классификация причин смерти. Причины смерти раз­деляются на естественные и насильственные.

К. естественным причинам смерти относятся болезни и старческая дряхлость. Естественной считается и смерть младенца в утробе матери (без вмешательства извне) либо после рождения вследствие недоношенности, не­жизнеспособности или дефекта развития (уродства).

Насильственной смертью называется такая, которая вызвана внешними воздействиями: механическими пов­реждениями (нанесенными тупым, острым или огне­стрельным оружием, транспортными средствами, при падении с высоты и т. д.), задушением (например, сдавлениях шеи, закрытием дыхательных отверстий какими-либо предметами, утоплением), отравлением, действием высокой или низкой температуры, электричества (про­мышленного и атмосферного) и т. д. Сюда же при нали­чии определенных условий можно отнести и смерть от голодания, от аборта и др.

Насильственная смерть подразделяется еще по роду ее. Различают смерть как следствие убийства, самоубий­ства и несчастного случая.

В компетенцию судебно-медицинского эксперта не входит разрешение чисто юридического вопроса — о пра­вомерности или противоправности действия лица, при­чинившего смерть, о наличии или отсутствии умысла, о мотивах или обстоятельствах, побудивших его к тем или иным действиям, о возможности или обязанности пред­видеть последствия этих действий (за исключением медицинских профессиональных правонарушений, где вопрос о предвидении нередко специально ставится на разрешение судебно-медицинской экспертизы). Не да­вая юридической квалификации события, судебно-медицинский эксперт должен дать оценку только чисто ме­дицинским данным (повреждениям, позе трупа, данным вскрытия и т. п.), исходя лишь из своих специальных познаний. В частности, он должен проанализировать и учесть имеющиеся в деле данные и на основе их выска­зать свое мнение о механизме происшествия и о возмож­ности или невозможности причинения смерти действия­ми самого умершего. В зависимости от этого он может высказать свое мнение о наличии, например, убийства или самоубийства. Права и обязанности судебно-меди­цинского эксперта в вопросе об определении рода смер­ти, пределы его компетенции изложены в письме № 306 от 29 февраля 1956 г. Главного судебно-медицинского эксперта Министерства здравоохранения СССР и в ме­тодическом письме Прокуратуры СССР от 8 августа 1958 г.

Одним из принципиальных отличий судебно-медицин­ской экспертизы от патологоанатомического вскрытия является ее конечная цель. Патологоанатом, производя вскрытие, определяет причину смерти с точки зрения клинической, он оценивает только те обнаруженные при вскрытии болезненные изменения, которые имеют значе­ние в смысле расстройства здоровья, нарушения функции органов и жизнедеятельности организма. Судебно-медицинский эксперт, помимо установления причины смер­ти на основе своих специальных познаний и полу­ченных при исследовании трупа данных, стремится помочь возможно полнее реконструировать события, при­ведшие к смерти. Для этого он должен уметь подметить и правильно оценить многие (несущественные с точки зрения патологоанатомической диагностики) особенности на трупе, мелкие ссадины, царапины, состояние одеж­ды, обстановку места происшествия и т. п., учитывая их значение, как возможных следов внешних воздей­ствий, приведших к смерти. Таким образом, судебно-медицинская диагностика причины смерти отвечает однов­ременно медицинским и юридическим требованиям. Чисто медицинская ее часть, как и при патологоанатомическом вскрытии отражает те процессы, которые произошли в организме и привели к прекращению его функций, т. е. к смерти. С помощью специальной судебно-медицинской диагностики причины смерти устанавливают те внешние воздействия, которым подвергся умерший при жизни (а иногда и его труп).

Судебно-медицинская диагностика использует не толь­ко данные, полученные при исследовании трупа, но и в большинстве случаев некоторые материалы проведенно­го расследования, относящиеся к предмету экспертизы, объясняя их с медицинской точки зрения. Вопрос о ме­дицинском объяснении добытых по делу данных (напри­мер, показаний об обстоятельствах смерти) нередко ста­вится следователем перед экспертизой.

Так, в конечном итоге на основе синтеза всех судебно-медицинских данных и выводов у следователя создает­ся основа для криминалистической реконструкции собы­тия и его юридической квалификации.

И наконец, в связи с тем, что юристы иногда не со­всем правильно понимают термин «насильственная смерть», следует иметь в виду, что к насильственным причинам смерти относится, в частности, любое отравле­ние, в том числе отравление алкоголем, его суррогатами (антипятноль и пр.),суррогатами — заменителями спирт­ных напитков (политура, одеколон, денатурат и т. п.), наркотиками (при наркоманиях). Такие отравления дол­жны классифицироваться как несчастный случай.

Глава 25. Ранние трупные явления

К ранним трупным явлениям относятся охлаждение, окоченение, трупные пятна, высыхание, помутнение рого­вицы.

После смерти температура трупа сразу же начинает падать вследствие прекращения в организме окислитель­ных процессов: наступает трупное охлаждение. Быстро­та и степень его зависит от многих факторов — темпера­туры окружающей среды, влажности, движения воздуха, поверхности, на которой лежит труп (дерево, железо и т. п.), наличия и свойства одежды, а также от индиви­дуальных особенностей самого трупа (степень упитан­ности, температура тела в момент смерти).

На открытых частях тела охлаждение трупа стано­вится заметным обычно через час-два после смерти; в местах, прикрытых одеждой, через четыре-пять часов.

Однако эти данные имеют лишь относительное зна­чение для установления давности наступления смерти, поскольку они в зависимости от указанных выше при­чин подвержены колебаниям в широких пределах.

Охлаждение тела, ощутимое на ощупь, само по себе не может служить достоверным признаком действитель­ного наступления смерти, так как у живых людей при некоторых болезненных состояниях также наблюдается значительное понижение температуры.

Трупное окоченение выражается в том, что как ске­летные мышцы, так и мышечная ткань внутренних орга­нов уплотняются, укорачиваются, как бы напрягаются, становятся «неподатливыми». Вследствие этого суставы тела, конечности представляются «застывшими» в опре­деленном положении, нередко фиксирующем ту позу, ко­торую человек принял в момент смерти (если только она вскоре не была изменена). Чтобы изменить расположе­ние окоченевших суставов, требуется некоторое усилие. Если такое воздействие на окоченевшую мышцу произ­водится в первые четыре-пять часов после смерти, то окоченение может восстановиться и зафиксировать су­став в том новом положении, которое ему придали. Это следует иметь в виду, чтобы не допустить ошибку при суждении о первоначальной позе трупа, В частности, известны случаи, когда преступник, желая инсцениро­вать самоубийство, вкладывал оружие в руку жертвы; наступающее затем окоченение фиксировало его в этом положении. Создавалось впечатление, что умерший дер­жал оружие в момент смерти.

Существует определенная схема возникновения и развития трупного окоченения скелетной мускулатуры. Оно возникает сначала в мышцах головы, лица (в пер­вую очередь в мышцах нижней челюсти) и шеи, затем последовательно спускается вниз на туловище и ниж­ние конечности и, наконец, распространяется на верхние конечности. Однако эта схема не является неизменной, здесь возможны отклонения.

В нижней челюсти окоченение развивается обычно через два-четыре часа после смерти, а через шесть-во­семь часов его можно констатировать во всем теле.

По истечении определенного времени трупное окоче­нение исчезает, наступает так называемое разрешение его. Обычно разрешение начинается на второй и завер­шается на третий-четвертый день после смерти. Оно про­исходит в обратном порядке по отношению к развитию окоченения, т. е. снизу вверх.

Судебно-медицинское значение трупного окоченения заключается также в том, что оно является вполне до­стоверным признаком действительно наступившей смер­ти и, кроме того, степень развития его может служить одним из критериев для определения времени наступле­ния смерти, а иногда и ее причины. Однако быстрота и степень развития трупного окоченения не являются аб­солютно стабильными, они зависят от ряда условий как внешнего, так и индивидуального порядка. Так, чем выше температура внешней среды, тем быстрее и интен­сивнее развивается (и разрешается) окоченение. Изве­стны случаи, когда оно бывает резко выражено во всех мышцах уже через два-три часа и разрешается через семь часов после смерти. При низкой окружающей тем­пературе появление трупного окоченения и разрешение его задерживаются. Естественно, что при таких усло­виях все факторы, влияющие на охлаждение трупа, бу­дут оказывать свое действие также на развитие и раз­решение трупного окоченения.

Окоченение наступает быстрее и резче выражено при хорошо развитой мускулатуре и, наоборот, не резко выражено при недостаточном развитии мышц, например, у истощенных субъектов, у младенцев, стариков, при мышечных атрофиях. Большое значение имеет степень напряжения мышц в момент смерти. Так, если смерть наступила при явлениях судорог (например, при эпилеп­тическом припадке, поражении электрическим током, от­равлении стрихнином), быстро наступает очень резкое окоченение.

Таким образом, диагностическая ценность трупного окоченения как показателя времени наступления смерти имеет лишь относительное значение.

Следует сказать и о так называемом жировом око­ченении, которое не имеет ничего общего с трупным. В результате понижения температуры тела подкожный жир застывает, становится более плотным; эластичность кожи и подкожной клетчатки уменьшается, имеющиеся на коже складки не расправляются и могут быть оши­бочно приняты, например, на шее за след давления петли.

При прекращении деятельности сердца кровь, нахо­дящаяся в кровяном русле, под действием тяжести сте­кает в нижерасположенные части тела, вызывая пере­полнение и расширение соответствующих сосудов. По­следние, просвечивая через кожу, образуют трупные пятна. Цвет их может быть различным — красноватым, багровым, синеватым или фиолетовым. Различают три стадии трупных пятен. Первая — гипостазы — представ­ляет собой расширенные, переполненные кровью сосуды. Они появляются через 20 — 45 минут после наступления смерти на нижерасположенных частях трупа (при по­ложении на спине обычно на заднебоковых поверхно­стях шеи). Через час-два они увеличиваются в разме­рах и становятся интенсивнее, кое-где даже сливаются и возникают в различных областях тела. На фоне их резко выделяются своей бледностью те места, где кожа оказалась прижата складками одежды или тяжестью тела к поверхности, на которой лежит труп (на ягоди­цах, лопатках, затылке) (рис. 34). Гипостазы легко ис­чезают при надавливании пальцем; при переворачива­нии трупа они исчезают и заново образуются в тех ме­стах, которые оказались расположенными ниже.

По истечении двух-трех часов после смерти на смену гипостазам постепенно приходит вторая стадия пятен — трупные стазы. Они характеризуются еще большим пе­реполнением сосудов, иногда мелкими разрывами их с образованием точечных кровоизлияний; кровь уже не удается полностью выдавить. Поэтому даже при силь­ном прижатии пальцем пятно лишь бледнеет, но не ис­чезает. При переворачивании трупа в этот период имею­щиеся пятна не исчезают, а возникают новые гипостазы в тех частях трупа, которые оказались расположенны­ми ниже.

Рис. 34. Трупные пятна. На фоне их видны отпечатки кроватной сетки, на которой лежал труп (Weimann)

Третья стадия пятен — трупное пропитывание (имбибиция) — наступает приблизительно через десять часов после смерти (иногда значительно позже). В это время кровяной пигмент (гемоглобин) выделяется из эритро­цитов в кровяную плазму и вместе с ней, просачиваясь через стенки сосудов в окружающую ткань, пропиты­вает ее, окрашивая в красный цвет. Такое имбибированное пятно не бледнеет при надавливании и не исчезает при переворачивании трупа.

Трупные пятна имеют большое судебно-медицинское значение. Их цвет иногда указывает на причину смерти (при некоторых отравлениях и смерти от действия низ­кой температуры). Наличие стазов и трупного пропиты­вания на вышерасположенных частях может свидетель­ствовать о том, что труп переворачивали. И наконец, они позволяют делать выводы о давности наступления смерти, но при этом нужно быть очень осмотрительным, так как быстрота и степень развития трупных пятен за­висят не только от фактора времени, но и от других причин. В теплой среде пятна образуются быстрее, на холоде возникновение их и переход от одной стадии к другой значительно задерживаются. Имеют значение свойства крови (жидкая, свернувшаяся). Трупные пят­на могут быть очень слабо выражены или отсутствовать при значительном обескровливании трупа. Они могут быть особенно резкими в тех частях тела, где в момент смерти имелось большое полнокровие (например, на лице при повешении, удавлении).

Трупные пятна появляются не только на наружных покровах, но и на внутренних органах, где их ошибоч­но можно принять за болезненные изменения (например, за воспалительные явления). Особенно резко бывает вы­ражено трупное пропитывание на внутренней поверхно­сти сосудистых стенок и сердца.

С прекращением кровообращения прекращается по­ступление жидкости к тканям тела, а следовательно, и возмещение потери ее вследствие испарения. Кроме того, как указывалось, происходит отток жидкости от выше расположенных частей трупа. Следствием этого являет­ся обеднение жидкостью, высыхание тканей, особенно заметное на покровах тела и, в частности, там, где эпи­телиальный слой тонок или по каким-либо причинам поврежден (прижизненно или посмертно). Подсохшие участки приобретают сначала желтый, потом буроватый цвет, поверхность их плотноватая, напоминает перга­мент. У трупов взрослых людей подсыхание проявляет­ся на слизистой кайме губ, у мужчин — на мошонке, на крайней плоти.

Подсыхают также глазные яблоки; при открытых глазах подсохшая часть повторяет собой форму глаз­ной щели, образуя на белочной оболочке, по обе сторо­ны радужки, два буроватых треугольных участка, так называемые «пятна Лярше», которые обычно появляют­ся к концу первого часа после наступления смерти. При­близительно через 24 часа после смерти отмечается по­мутнение роговицы, она становится беловатой и непро­зрачной. Дальнейшее высыхание глазных яблок приво­дит к потере ими упругости, сморщиванию и западению.

Вследствие подсыхания поврежденного поверхност­ного рогового покрова кожи (эпидермиса) имевшиеся при жизни ссадины, царапины, расчесы и т. п. становят­ся более четкими и как бы увеличиваются в размерах; то же происходит и с посмертными повреждениями, на­пример, при транспортировке трупа. Приобретают вид ссадин участки опрелости кожи (в области половых органов или там, где имелась мокнущая экзема), что мо­жет привести к ошибочным выводам о причиненном на­силии. Следы потеков рвотных масс в окружности рта вследствие наличия в них кислого содержимого желуд­ка, разрыхляющего роговой покров кожи, при подсы­хании могут имитировать результат действия едких жидкостей, что иногда приводит к ошибочному подозре­нию об отравлении. Особенно резко обнаруживается подсыхание на трупах новорожденных и младенцев. Это объясняется нежностью их эпителиального покрова, его малой резистентностью и легкой ранимостью.

Из изложенного следует, что ранние трупные изме­нения подвержены значительным колебаниям в каждом отдельном случае и решить вопрос о давности наступле­ния смерти на основании одного какого-либо признака нельзя. Только тщательный анализ совокупности полу­ченных данных с учетом особенностей всей конкретной обстановки позволяет делать более или менее достовер­ные выводы.

Глава 26. Поздние трупные изменения

К поздним трупным изменениям относятся аутолиз (самопереваривание), гниение, различные виды есте­ственного консервирования, а также изменения и раз­рушения, причиняемые так называемыми «работника­ми смерти» — растениями, насекомыми, животными и птицами.

Аутолиз проявляется главным образом во внутрен­них органах. Сущность его заключается в том, что под действием имеющихся в трупе ферментов целые ком­плексы клеток и более крупные участки органа подвер­гаются как бы расплавлению. В результате орган ста­новится дряблым, отдельные участки в толще его при­обретают вид небольших полостей, заполненных бесфор­менной полужидкой массой. В первую очередь аутолизу и очаговому расплавлению подвергаются поджелудочная железа (иногда уже в течение первых суток после смер­ти), центральная часть надпочечников, зобная железа (у детей). Головной мозг тоже довольно быстро утра­чивает свою первоначальную консистенцию и становит­ся более дряблым, что особенно заметно на трупах де­тей раннего возраста. Очаги аутолиза макроскопически иногда похожи на гнойники, и это может привести к ошибочным заключениям.

В желудке явления трупного переваривания, вызы­ваемого кислым пищеварительным соком, сопровож­даются набуханием слизистой, помутнением, а иногда и отторжением значительных участков ее с обнажением подслизистого слоя. Аналогичные явления могут наблю­даться в пищеводе и в дыхательных путях, если в них (в агональном периоде при рвоте или посмертно) попа­дает содержимое желудка. Такие изменения ошибочно можно расценить как признак отравления едкими ве­ществами либо как проявление воспалительного или яз­венного процесса.

Время возникновения и степень выраженности аутолитических изменений подвержены значительным коле­баниям, зависят от свойств самого трупа, причины смер­ти, внешней среды.

Гниение трупа непосредственно следует за аутолитическими процессами. Оно является результатом деятель­ности микроорганизмов, как находящихся в теле чело­века при жизни, так и попадающих в труп извне. Эти микроорганизмы быстро размножаются в трупе, прони­кают во все его части и, используя ткани и органы как питательную среду, вызывают их разрушение.

Внешне гниение проявляется рядом характерных изменений.

К числу первых его проявлений относится образова­ние так называемой трупной зелени вследствие химиче­ского взаимодействия кровяного пигмента с сернисты­ми соединениями, выделяющимися при гнилостном рас­паде белков. Трупная зелень в виде разлитого яркого окрашивания обычно появляется сначала на боковых поверхностях живота, а в дальнейшем распространяется по всем кожным покровам и внутренним органам, при­нимая грязно-серый, красноватый или буроватый отте­нок. Вследствие проникновения кровяного пигмента в ткани вокруг сосудов последние как бы «просвечивают» через кожу, образуя так называемую гнилостную веноз­ную сеть.

В дальнейшем наблюдается отслойка поверхностного слоя кожи (эпидермиса) с образованием пузырей снача­ла на боковых поверхностях туловища, а потом и по всему телу. Эти пузыри достигают иногда больших раз­меров, стенка их тонкая, легко рвется, полость запол­нена мутной желтоватой или грязно-красной жид­костью.

При вскрытии трупа отмечается просачивание кра­сноватой гнилостной жидкости в серозные полости — плевральные, в брюшную и сердечную сорочку.

Характерным признаком гниения является образо­вание газов, например сероводорода. Скапливаясь в мягких тканях в виде массы мелких, но хорошо замет­ных пузырьков, они приводят к развитию так называе­мой трупной эмфиземы. Подкожная клетчатка, прони­занная ею, вздувается, издает характерный треск при надавливании и разрезании; внутренние органы — печень, селезенка — приобретают ячеистый «пенистый» вид; под серозной оболочкой, покрывающей внутренние органы, образуются пузыри, наполненные газом. Мозг превращается в полужидкую, бесформенную маркую грязно-зеленую массу. Вытекающая из естественных от­верстий кровянистая жидкость и выделяющаяся при раз­резах кровь также пенятся. Отмечаются большие скоп­ления газа, расслаивающие подкожную клетчатку там, где она особенно рыхлая (например, в области наруж­ных половых органов у мужчин, молочных желез у женщин), а также в полых органах (желудок, кишеч­ник) и серозных полостях. При проколе или разрезе в таких местах газы с шумом вырываются наружу.

В результате развития газов труп и особенно от­дельные его части (живот, мошонка) вздуваются до ги­гантских размеров. Вследствие вздутия тканей шеи и лица границы их исчезают и голова кажется как бы по­саженной на плечи (рис. 35). Резкое вздутие век не дает возможности раскрыть глазную щель. Иногда же, наоборот, под действием гнилостных газов глазные ябло­ки резко выпячиваются из орбит, губы резко вздуваются, рот раскрывается, язык выдавливается наружу как при удавлении. Давление газов внутри трупа вызывает вы­деление кала из заднепроходного отверстия и гнилост­ной жидкости (или молока) из сосков у женщин. Не­редко наблюдается выворот и выпадение слизистой прямой кишки и влагалища. Иногда у беременных вы­давливается плод из матки наружу (так называемые «трупные роды»). Это может дать повод думать, что женщина была похоронена живой. В результате взду­тия подкожной клетчатки на коже образуются глубо­кие складки; на конечностях они могут быть приняты за следы связывания, а на шее — за признак удавле­ния. Следствием развития трупной эмфиземы является изменение первоначальной позы трупа — руки оказы­ваются раскинутыми в стороны, бедра — разведенными. При такой позе трупа женщины может возникнуть по­дозрение в изнасиловании.

Вздутие трупа обычно приводит к тому, что кожа в отдельных местах лопается, образуя дефекты, напоминающие ушибленные, рваные и резаные раны, что может повести к ошибочным подозрениям.

На данной стадии гниения кожа бывает влажной, темно-земной, бурой или черной, поверхностный слой ее легко сходит при дотрагивании, при потягивании за волосы они легко выпадают. Зубы становятся подвиж­ными в ячейках и легко могут быть удалены. Так же легко отделяются и ногти.

Рис. 35. Гниение. Лицо вздуто, почернело, шея неразличима. Молочные железы и живот вздуты. Видны гнилостные пузыри, наполненные жидкостью. На правой голени — гнилостная сеть. На левой молочной железе, на месте лопнувших пузырей, кожа подсохла и потемнела (Prokop).

По мере гнилостного расплавления мягких тканей образующаяся жидкость стекает из трупа, газы также выходят через разрушенные покровы и наблюдается спа­дение трупа. Внутренние органы представляются смор­щенными, резко уменьшенными в объеме; они приобретают однородный черноватый цвет, структура их стано­вится неразличимой, ткань легко рвется.

Конечной стадией гниения является полное разруше­ние почти всех мягких тканей, за исключением некото­рых, наиболее плотных. От трупа остается лишь скелет с небольшими сохранившимися сухими участками кожи, связок, хрящей и сухожилий.

Гнилостные изменения в различных внутренних орга­нах развиваются не одновременно. В первую очередь загнивает головной мозг, затем — печень, селезенка и желудочно-кишечный тракт, потом легкие, сердце и почки. Наиболее резистентными оказывается у мужчин предстательная железа, а у женщин — матка. Это мож­но использовать для определения пола разложившегося трупа в тех случаях, когда наружные половые органы подверглись разрушению.

Степень развития гнилостных процессов иногда ис­пользуется для суждения о давности наступления смерти. Принято считать, что явные признаки гниения появляются не раньше чем на третьи сутки после смерти. Обычно гнилостные изменения при пребывании трупа в течение недели на воздухе будут такие же, как через две недели в воде и через восемь недель в земле (правило Каспера). Пребывание трупа взрослого чело­века в земле приводит к исчезновению почти всех мяг­ких тканей через 2-3 года; хрящи, связки и сухожилия полностью разрушаются через 4-5 и более лет; кости обезжириваются в земле через 5-10 лет, после чего иногда сохраняются неопределенно долгое время, ста­новясь обычно очень хрупкими. Однако это ориентировочная схема и применять ее можно лишь с большой осторожностью. Отметим, что все признаки гниения и время их появления подвержены значительным коле­баниям. Так, наличие на трупе повреждений, а также инфекционные заболевания (особенно заражение крови) способствуют более быстрому гниению. Способству­ющими моментами являются повышенная влажность окружающей среды и ее высокая температура. При нахождении трупа в земле гниение идет медленнее, если он захоронен в гробу или имеет плотную одежду. Трупы младенцев разрушаются быстрее, трупы истощен­ных людей обычно гниют не так быстро, как те, у ко­торых имеется обильное отложение жира. Имеет значение и характер почвы, в которой похоронен -труп.

К поздним трупным изменениям относится естествен­ное консервирование, т. е. такие изменения трупа, кото­рые препятствуют его разрушению, вызывая замедление или прекращение гниения. Различают три вида естествен­ного консервирования: мумификацию, жировоск и тор­фяное дубление.

Мумификация представляет собой как бы «вяление» трупа. При этом мягкие ткани обезвоживаются, высы­хают, приобретают однородный бурый цвет и плотную кожистую консистенцию, оказываются плотно присох­шими к костям. Кожные покровы сморщиваются, струк­тура подкожных тканей становится неразличимой. Внут­ренние органы представляются в виде темных, плотных, ссохшихся, почти бесструктурных комков или листков. Труп делается очень легким вследствие потери влаги, издает нерезкий характерный запах. Мумифицируются трупы, находящиеся в очень сухой и теплой среде, чаще в такой, которая продувается горячим воздухом. Од­нако возможна мумификация и в почве, например в су­хом горячем песке. Трупы младенцев легче подвергают­ся мумификации, чем трупы взрослых.

Для полной мумификации трупа взрослого человека обычно требуется 6-12 месяцев, однако известны случаи наступления мумификации в течение даже одного ме­сяца после смерти. Мумификация может начаться как сразу, так и при более или менее далеко зашедшем гние­нии; в этом случае труп оказывается частично разрушен­ным.

Мумифицированный труп при надлежащих усло­виях может сохраняться неопределенно долгое время.

Судебно-медицинское значение мумификации заклю­чается в том, что на мумифицированном трупе могут хо­рошо сохраняться некоторые особенности, и в частности повреждения.

Жировоск, представляет собой постепенное превра­щение мягких тканей в беловато-серую, крупнозерни­стую маркую массу, напоминающую мыло и издающую запах прогорклого сала. При высыхании жировоск уп­лотняется, становится хрупким, крошится, по виду напо­минает гипс (рис. 36).

Рис. 36. Жировоск. Труп находился в воде два года (Weimann)

Превращению в жировоск подвергается в первую очередь кожа и подкожная клетчатка, в дальнейшем процесс может захватывать и мышцы. Поскольку во внутренних органах жировоск, как правило, не обра­зуется, они подвергаются разрушению. Обычно в жиро­воск превращается не весь труп, а отдельные его части.

Жировоск образуется во влажной теплой среде (в воде, в сырой почве). Холодная среда задерживает его образование. Образованию жировоска способствует на­личие у трупа развитой жировой клетчатки.

Жировоск начинает образовываться через два-четыре месяца после смерти, полное превращение какой-либо отдельной конечности трупа взрослого человека проис­ходит через три-шесть месяцев, всего трупа — не ранее чем через год. Приведенные сроки подвержены значи­тельным колебаниям.

Трупы, превратившиеся в жировоск, очень подвер­жены механическим повреждениям, в остальном при благоприятных условиях они могут сохраняться неопре­деленно долгое время.

Жировоск иногда фиксирует на себе первоначально имевшиеся на трупе особенности, представляющие су­щественный судебно-медицинский интерес, — раны, странгуляционную борозду, кровоизлияния, некоторые патоло­гические процессы и др.

Торфяное дубление — это особое изменение трупа, по­груженного на длительное время в торфяное болото. Мягкие ткани при этом приобретают буровато-черный цвет и плотность, напоминающую дубленую кожу. Тру­пы, подвергшиеся торфяному дублению, могут сохра­няться очень долго.

Помимо аутолитических и гнилостных процессов тру­пы разрушаются также живыми организмами.

Чаще всего и наиболее полно и быстро труп разру­шается насекомыми и, в частности, личинками мух. При благоприятных климатических и сезонных условиях мухи откладывают яйца на труп сразу же после смерти (ино­гда кладка яиц происходит даже при жизни в агональном периоде). Излюбленными местами для откладыва­ния яиц служат углы глазной щели и рта, отверстия носа, ротовая полость (при открытом рте), область задне­проходного отверстия и влагалища, а также имеющиеся на трупе наружные повреждения. Через 10 — 24 часа из яиц вылупляются личинки (некоторые мухи сразу откла­дывают живые личинки). Последние устремляются глу­бже в естественные отверстия трупа, проникают во вну­тренние органы, а также через слизистую оболочку в подкожную клетчатку. Пищеварительными соками они быстро разрушают ткани и прокладывают в них бесчи­сленные ходы. Первое время личинки находятся под ко­жей, а в дальнейшем проделывают в ней отверстия и по­являются в огромном количестве на поверхности трупа. Через 10 — 14 дней личинки окукливаются, после чего вы­летают взрослые мухи. В теплое время года при благо-приятных условиях мухи и их личинки уже спустя корот­кое время после смерти могут превратить труп в скелет, на котором сохранятся лишь сухожилия, связки и от­дельные участки высохшей кожи.

Мухи откладывают яйца не только на трупы, лежа­щие открыто, но и могут проникать через рыхлую почву к захороненным трупам. Кроме того, к погребенному трупу иногда проникают личинки, вылупившиеся из яичек, отложенных мухой на поверхности почвы. Воз­можно также появление личинок (а в дальнейшем и взрослых насекомых) на захороненном трупе в случае, если в момент погребения на нем имелись яйца мух.

Некоторые жуки (так называемые могильщики) и их личинки также появляются на трупе и поедают мягкие ткани. В отдельных случаях на коже трупа наблюдались множественные правильные круглые отверстия, прогры­зенные жуками. Эти отверстия напоминали ранения дробью; сходство усиливалось вследствие наличия во­круг отверстия красного ободка, напоминающего поя­сок осаднения, свойственный входным огнестрельным ранам.

Сухие остатки кожи, сухожилий и связок тоже могут уничтожаться жуками, а также личинками моли. По­следние иногда уничтожают и волосы трупа.

Муравьи нередко быстро уничтожают все мягкие ткани, особенно если труп лежит возле муравейника. При объедании кожи муравьи оставляют на ней бурова­тые, неправильной формы поверхностные дефекты перга­ментной консистенции, которые ошибочно можно при­нять за следы прижизненного действия едких ве­ществ.

Тараканы иногда объедают поверхностные слои кожи на небольших участках, преимущественно на лице, при­чиняя буровато-красные, подсохшие мелкие поврежде­ния неправильной формы.

Мягкие ткани трупа могут быть повреждены и. дру­гими насекомыми — клещами, сороконожками, уховерт­ками и др. Насекомые (моль, жуки) иногда повреж­дают и мумифицированный труп. Делать какие-либо категорически точные выводы о давности смерти или времени нахождения трупа в том или ином месте по на­личию насекомых, степени их развития и объему причи­ненных повреждений затруднительно. Более достоверно на основании этих данных можно заключить о сезонно­сти смерти. Однако и в этом случае рекомендуется про­консультироваться со специалистом-энтомологом.

В разрушении трупа нередко участвуют и различные животные.

Так, трупы часто объедают крысы и мыши. Объеда­нию подвергаются прежде всего мягкие ткани лица, главным образом в выступающих его частях (нос, губы, ушные раковины). Более крупные животные — лисицы, волки — могут частично или почти полностью уничто­жить труп. При этом иногда наблюдается растаскивание частей трупа на расстояние.

Наблюдались случаи повреждения трупов собаками, причем не только бродячими, но и домашними. Кошки объедают трупы очень редко и лишь под влиянием голода (например, при длительном нахож­дении вместе с трупом в закрытом помещении). При­чиняемые кошками повреждения довольно характерны: в окружности их отмечаются параллельные цара­пины, вызванные скольжением по коже заострен­ных зубов животного. Объедаются преимущественно ткани лица.

Птицы, особенно крупные, расклевывают мягкие тка­ни трупа, причиняя повреждения, напоминающие коло­тые раны. Вороны нередко выклевывают у трупа глаз­ные яблоки.

Судебно-медицинское значение разрушения трупа «работниками смерти» заключается, с одной стороны, в том, что при этом уничтожаются весьма важные при­знаки — прижизненные повреждения, особые приметы, по которым можно опознать умершего, и т. д., с дру­гой — причиняемые посмертные повреждения могут быть приняты за прижизненные. В таких случаях правильной диагностике может помочь обнаруживаемое при гисто­логическом исследовании отсутствие прижизненной ре­акции тканей в окружности повреждения.

Из растений, разрушающих труп, следует упомянуть плесень. Она является неизменным спутником трупов, находящихся в почве, а также в условиях достаточной сырости. Бурно развиваясь, плесень окутывает сначала лицо, а потом и другие части трупа густым беловатым покровом. Рост плесени вызывает значительное обезво­живание тканей и способствует развитию характерных явлений высыхания.

После исчезновения мягких тканей через лежащий на земле скелет могут прорастать травы и многолетние рас­тения. Известен случай, когда при содействии специали­ста-ботаника, определившего возраст проросшего через скелет кустарника, удалось приблизительно установить давность скелетирования трупа.

Глава 27. Осмотр трупа на месте его обнаружения

Осмотр трупа на месте его обнаружения производит следователь при участии врача — специалиста в области судебной медицины. По прибытии на место обнаружения трупа прежде всего следует убедиться в том, что дейст­вительно наступила смерть. При малейшем сомнении в наступлении ее принимают все возможные меры к оказа­нию пострадавшему помощи на месте и срочной отправ­ке его в лечебное учреждение.

Протокол осмотра места обнаружения трупа соста­вляет следователь. Врач — специалист в области судебной медицины участвует в осмотре лишь в той его части, которая требует специальных медицинских познаний. Он несет ответственность только за эту часть осмотра и про­токола*.

Во вводной части протокола указывают: когда (дата, время начала и окончания), где, кем, на основании чего (в связи с чем), в порядке какой статьи УПК, в присут­ствии и при участии кого, какой именно труп был осмо­трен. Далее подробно отмечают все данные, полученные при осмотре. Описывают труп, указывают, что изъято с места осмотра, с какой целью (для приобщения, иссле­дования), куда направлено. В отношении трупа указы­вают, в какой морг и каким транспортом он направлен. В протоколе отмечают, при каком — естественном, искус­ственном (каком именно), достаточном или недостаточ­ном освещении производили осмотр. Протокол подписы­вают следователь, врач — специалист в области судебной медицины и присутствующие лица (например, прокурор, начальник милиции). Протокол составляется в двух эк­земплярах: один остается в деле, другой вместе с трупом направляется в морг.

В описательной части протокола обязательно отме­чают расположение трупа, ориентированность головы и ног относительно окружающих предметов (двери, окна, печи — если труп находится в помещении), окружающих строений, деревьев, течения реки, населенных пунктов (например, головой в сторону железнодорожной стан­ции) или стран света. Измеряют расстояние трупа от окружающих предметов, от постоянных ориентиров. В протоколе фиксируют позу трупа: сидячее, лежачее или иное положение, лежит ли труп на спине, на боку (каком), на животе, согнуто или вытянуто тело и шея, как расположены конечности (например, руки вытянуты вдоль туловища, сложены на груди); указывают углы, под которыми согнуты суставы. Если труп висит в пет­ле, измеряют расстояние от подошв или концов пальцев ног до опоры (пол, земля), длину свободной части ору­дия удавления от крепления его к какому-либо предмету до места замыкания петли на шее. Подробно описывают узлы. В дальнейшем узлы не развязывают, а разрезают петлю на некотором расстоянии от узла, после чего вновь сшивают или связывают тонкой бечевкой концы, с тем чтобы узел сохранился для последующего осмотра и как вещественное доказательство.

Осматривают состояние одежды — в порядке, застег­нута, расстегнута, завернута кверху, смята и т. п. По­дробно описывают ее фасон, степень изношенности, ма­териал, цвет, рисунок, метки, клейма, фирменные знаки, метки прачечной, химчистки, сапожно-ремонтных мас­терских, наличие паразитов. Отмечают и измеряют по­вреждения, загрязнения, следы ремонта. В протоколе подробно отражают всякого рода подозрительные сле­ды — крови, спермы, рвотных масс, кала, копоти и др. Затем одежду снимают (до этого надо проверить выра­женность трупного окоченения). Если снять одежду обычным путем оказывается невозможным (например, с замерзшего трупа), ее осторожно разрезают, но так, чтобы в разрез не попали имеющиеся особенности (по­вреждения, пятна), которые могут представлять интерес.

Разрезать одежду следует осторожно, чтобы не по­вредить труп. Причиненные разрезы одежды оговари­вают в протоколе. При снятии одежды необходимо иметь в виду, что между слоями ее могут находиться различные предметы (пуля, дробины), которые надлежит собрать и сохранить. Всю снятую одежду обязательно направ­ляют с трупом в морг для осмотра экспертом, который будет производить вскрытие трупа.

При осмотре трупа подробно описывают признаки действительной смерти, ранние и поздние трупные явле­ния. Осматривают естественные отверстия рта (распо­ложение языка — в полости рта, высунут, ущемлен меж­ду зубами), носа, ушей, заднего прохода, влагалища, отмечают наличие выделений, инородных тел. Большое значение имеют различные предметы, зажатые в паль­цах трупа, — волосы, пуговицы и др., поскольку они мо­гут принадлежать убийце и служить важной уликой. В случае обнаружения таких предметов их надо описать, осторожно изъять и сохранить.

При самоубийствах из огнестрельного оружия на ки­сти иногда отмечается отложение пороховой копоти, ко­торое следует отразить в протоколе.

Подробно описывают имеющиеся повреждения, не допуская изменений их первоначального вида в процессе осмотра. В связи с этим категорически воспрещается зондирование, обмывание ран, сбривание или состригание волос и т. п.

Указывают, на основании чего установлена личность трупа (документы, опознание свидетелями). Если лич­ность трупа не известна, составляют словесный портрет (см. также гл. 30), производят дактилоскопирование. Врач — специалист в области судебной медицины прини­мает участие в осмотре и описании предметов, окружаю­щих труп, которые в дальнейшем являются объектом судебно-медицинской и судебно-химической экспертиз вследствие наличия на них тех или иных следов (пятен крови, спермы, остатков пищи, медикаментов и т. п.). Если возникнет необходимость изъять такие следы с ме­ста происшествия для исследования, то это делают с со­блюдением соответствующих правил.

Иногда в окоченевшей руке трупа бывает зажато ог­нестрельное оружие. Нередко оно находится на боевом Взводе, и если палец трупа лежит на спусковом крючке, то при неосторожных попытках изъять оружие может произойти выстрел.

При осмотре обращают внимание на состояние по­верхности под трупом — влажная или сухая почва, про­таявший снег, зеленая или обесцветившаяся раститель­ность и т. д. Эти данные могут помочь определить время нахождения трупа в данном месте и установить иные обстоятельства происшествия.

В протоколе осмотра должна быть точно зафиксиро­вана обстановка в том виде, в каком ее застал следова­тель; если она была кем-либо изменена до его прибытия, никакая «реконструкция на основании свидетельских показаний» в протоколе не допускается. Однако в этом случае следователь путем опроса, а потом допроса сви­детелей должен уточнить, какие, кем и с какой целью были произведены изменения.

По окончании осмотра следователь принимает меры к доставке трупа в морг, обеспечивая сохранность его от возможных повреждений в процессе транспорти­ровки.

В зависимости от обстоятельств и предполагаемой причины смерти с места осмотра трупа следует изымать предметы, которые могут служить объектом экспертизы или представить иной интерес для следствия. В частно­сти, при подозрении на отравление изъятию подлежит посуда с остатками пищи, напитков с подозрительными осадками или налетами на стенках и дне, медикаменты, шприцы, средства бытовой химии. При подозрении на криминальный аборт на месте происшествия нередко об­наруживают резиновую «грушу» для детской клизмы, йод, раствор или стружки мыла, зонды, медицинские ка­тетеры, а также «подручный инструментарий», вязаль­ные спицы и т. п. Все это изымается.

Само собой разумеется, что должны изыматься ору­дия убийства, боеприпасы (как стреляные, так и неис­пользованные).

Врач — специалист в области судебной медицины имеет право делать заявления, связанные с обнаруже­нием, закреплением и изъятием доказательств. Они за­носятся в протокол. На основании данных осмотра тру­па на месте его обнаружения он может иногда высказать некоторые предварительные суждения, например, о дав­ности смерти, механизме повреждения, однако оконча­тельное, подробное заключение может быть дано только после полного исследования (вскрытия) трупа. Требо­вать такое заключение на основании лишь наружного осмотра трупа нельзя*.

Глава 28. Судебно-медицинское исследование трупа

Судебно-медицинское исследование трупа в соответ­ствии с п. 2 Инструкции о производстве судебно-медицинской экспертизы в СССР от 13 декабря 1952 г. произво­дится только по предложению судебно-следственных ор­ганов. К производству такого исследования допускаются только лица, имеющие законченное высшее медицинское образование (пп. 25, 27, 28 Инструкции).

Исследование трупа обязательно включает в себя на­ружный осмотр и внутреннее исследование (вскрытие). Ограничиваться только наружным осмотром или частич­ным вскрытием нельзя, даже если причина смерти и представляется совершенно очевидной.

До начала исследования трупа с него должна быть полностью снята одежда, удалены повязки, протезы и т. п. Одежду снимают с соблюдением описанных в гл. 27 мер предосторожности.

Если труп находится в замерзшем состоянии, его предварительно оттаивают в теплом помещении. При сильном промерзании трупа для оттаивания иногда тре­буется несколько дней. Применять для ускорения оттаи­вания горячую воду или горячие предметы запрещается.

Не допускается и обмывание трупа какими-либо де­зинфицирующими жидкостями.

Исследование начинают с тщательного наружного осмотра, подробно фиксируя результаты в протоколе, независимо от того, осматривался ли труп ранее на ме­сте его обнаружения или не осматривался. Это необхо­димо делать, так как на трупе могли возникнуть новые особенности, а ранее описанные признаки могли изме­нить свой вид.

В ходе наружного осмотра отмечают признаки дей­ствительной смерти, выраженность трупного окоченения, расположение трупных пятен, их цвет, размеры, изме­няются ли при надавливании. Описывают поздние труп­ные явления, степень гниения, наличие насекомых и их личинок. Осматривают естественные отверстия рта (по­ложение языка), носа, ушей, задний проход, у жен­щин — влагалище, обращая внимание на наличие ино­родных тел, водорослей (у трупов, извлеченных из во­ды), повреждений. При наличии выделений отмечают их характер — кровь, гной, слизь, каловые и рвотные мас­сы, обращая внимание на направление потеков, что мо­жет помочь составить представление о положении тела непосредственно перед смертью.

Описывают имеющиеся на теле загрязнения и следы, например, железнодорожной смазки, копоти.

Тщательно осматривают повреждения, указывая их расположение, форму, цвет, размеры, консистенцию; описывают края, углы и дно ран. Следует иметь в виду, что иногда значительные повреждения бывают мало­заметны вследствие их расположения, например в под­мышечных впадинах, в складках кожи, под массив­ными грудными железами у женщин, на промеж­ности.

Требуется осмотреть и заднюю поверхность тела, для чего труп нужно перевернуть лицом вниз.

После наружного осмотра приступают к внутреннему исследованию. Техника его может быть различной в зависимости от характера конкретного случая. Однако во всех случаях обязательно вскрывается минимум три полости — черепная, грудная и брюшная — с извлече­нием и тщательным исследованием их содержимого. При необходимости (наличие подозрений на повреж­дение) вскрывают и четвертую полость — позвоноч­ник.

Распил черепа производят тщательно, через всю толщу костей, не оставляя непропиленных участков; че­репную крышку снимают осторожно, чтобы не причинить посмертных повреждений и не нарушить имеющихся прижизненных.

Грудную и брюшную стенки разрезают так, чтобы не повредить внутренние органы.

Исследование трупа производят по возможности в дневное время. В случае отступления от данного правила в акте указывается причина этого.

На трупах со слепыми огнестрельными ранениями следует постараться найти пулю или дробины и другие возможные компоненты заряда (пыжи, прокладки). В затруднительных случаях может помочь рентгеноло­гическое исследование.

При вскрытии каждого органа отмечают его цвет, консистенцию, размеры, наличие повреждений, их свой­ства и иные особенности. Отмечают содержимое полос­тей, наличие постороннего запаха.

После вскрытия все органы укладывают обратно в труп и последний зашивают.

О произведенном исследовании трупа составляется подробный акт, состоящий из вводной части, наружного осмотра, внутреннего исследования и заключения (мне­ния) эксперта.

Во введении указывают дату и место исследования; кто и по предложению кого; при каком освещении (яс­ная, пасмурная погода), фамилию, имя, отчество, возраст (у неизвестного трупа пишут: «на вид... лет») умершего, время начала и окончания исследования; вопросы, по­ставленные на разрешение экспертизы, особым подзаго­ловком во введении отмечают «предварительные сведе­ния», где кратко приводят известные к моменту исследо­вания данные об обстоятельствах обнаружения трупа (выдержку из протокола осмотра), важнейшие данные о событиях, предшествовавших смерти, сведения о лече­нии, содержании медицинских документов (истории бо­лезни, амбулаторной карты, анализов и т. п.).

В разделе «наружный осмотр» сначала описывают одежду, после чего труп раздевают и описывают его внешний вид так, как указано в гл. 27. При осмотре по­вреждений ни в коем случае нельзя ограничиваться при­ведением диагноза: «имеется резаная рана», а следует дать подробное описание, из которого можно было бы сделать вывод, что рана действительно резаная.

При отсутствии видимых повреждений это отмечается в акте.

В разделе «внутренний осмотр» подробно указывают все то, что было найдено в процессе вскрытия трупа. Нельзя подменять описание найденных изменений та­кими диагнозами: «сосуды склерозированы» или «в поч­ках дегенеративные изменения» и т. д. Нельзя ограничиваться ссылкой на то, что «печень нормальная», «селе­зенка обычного вида», «легкие без особенностей». В акте отмечают не только позитивные, но и некоторые негатив­ные данные, например: «хрящи гортани и подъязычная кость не повреждены», «кости черепа целы».

Если исследование производят повторно, нужно под­робно описать следы предыдущего вскрытия трупа — имеющиеся разрезы мягких покровов, как зашиты, рас­пилы костей, все ли внутренние органы находятся в трупе, наличие или отсутствие на них признаков вскры­тия, присутствие в полостях трупа посторонних предме­тов (опилок, тряпок) и др.

Указанные три раздела акта составляют его прото­кольную часть. Она диктуется экспертом во время ис­следования или же пишется им сразу по окончании исследования. Протокольную часть подписывают экс­перт, следователь и присутствовавшие при исследовании лица. В протокольной части указывается также об изъя­тии из трупа каких-либо частей или объектов для лабораторного или иного дополнительного исследо­вания.

Заключение содержит обстоятельные, научно обос­нованные, мотивированные ответы на вопросы, постав­ленные следователем. При отсутствии таких вопросов эксперт все же должен высказаться о причине смерти (или о невозможности определить ее ввиду, например, гнилости трупа), а также о других данных, полученных при исследовании, которые могут представить интерес для следствия (алкоголь, беременность и др.).

Заключение должно вытекать из данных произведен­ной экспертизы. Оно пишется экспертом сразу после ис­следования трупа или в трехдневный срок. При необ­ходимости дополнительных исследований, консультаций, изучения специальной литературы и т. п. эксперт может просить о продлении этого срока. Допускается дача предварительного заключения до выполнения необходи­мых дополнительных исследований в пределах тех воз­можностей, которые имеются в результате данных, по­лученных при исследовании трупа. Заключение подпи­сывается экспертом (экспертами).

Поступающие в дальнейшем документы о результа­тах дополнительных анализов приобщаются к акту.

Глава 29. Исследование трупа новорожденного младенца

Исследование трупа новорожденного младенца пред­ставляет некоторые особенности по сравнению с вскры­тием трупа взрослого человека. В частности, в резуль­тате исследования детского трупа приходится разрешать ряд специфических для данного вида экспертизы вопро­сов, а именно: является ли младенец новорожденным, доношенным (если нет, то каков его утробный возраст), жизнеспособным, рожден ли живым или мертвым, ды­шал ли и сколько времени жил после рождения, был ли ему оказан надлежащий уход, от чего последовала смерть.

При разрешении этих вопросов эксперт руководству­ется рядом признаков. Разумеется, при экспертизе тру­па новорожденного, как и при других видах судебно-медицинской экспертизы, нельзя исходить из наличия, от­сутствия или степени выраженности одного признака, во внимание принимается вся совокупность признаков с уче­том возможных индивидуальных отклонений.

Вопрос о новорожденности младенца имеет большое медицинское и юридическое значение. Дело в том, что термин «детоубийство» подразумевает убийство матерью своего ребенка сразу или вскоре после рождения. При таких условиях установление факта новорожденности младенца играет решающую роль при квалификации со­вершенного деяния, поскольку умышленное лишение ре­бенка жизни, совершенное матерью в более поздние сро­ки после рождения, будет уже содержать признаки не детоубийства, а обычного убийства. Кроме того, следует иметь в виду и другое обстоятельство чисто медицинско­го порядка. Иногда (правда, весьма редко) у женщины, ранее бывшей совершенно нормальной, во время родов и непосредственно после родоразрешения наступает вре­менное острое расстройство психики — так называемый «аффект растерянности Ашаффенбурга». Находясь в та­ком состоянии и без постороннего присмотра, женщина может совершать бессмысленные поступки, в том числе и убийство собственного новорожденного ребенка. Пси­хоз этот быстро проходит, поэтому если убитый ребенок не является новорожденным, то говорить об «аффекте растерянности» не приходится. Конечно, если есть ос­нование предполагать наличие психоза, следует подвер­гнуть подозреваемую судебно-психиатрической экспер­тизе.

Существуют три бесспорных признака новорожден­ности: пуповина, наличие родовой опухоли и сыровид­ной, первородной смазки.

В момент рождения и непосредственно после появле­ния на свет младенец обладает сочной, влажной и бле­стящей пуповиной. Иногда при ней имеется неотделен­ный послед (плацента или детское место), но обычно конец пуповины бывает обрезан (или оборван). В целях сохранения жизни ребенка, чтобы избежать пупочного кровотечения, пуповину перевязывают. Отсутствие такой перевязки, а также состояние конца пуповины (обрыв вместо перерезки) могут в определенной мере свидетель­ствовать об обстоятельствах, при которых происходили роды. В дальнейшем пуповина подсыхает и на 4 — 10 день после рождения отпадает. Пупок заживает приблизи­тельно через две недели после рождения.

Учитывая судебно-медицинское значение пуповины для установления новорожденности младенца или про­должительности его жизни после рождения, ее нужно тщательно осмотреть и подробно описать в акте вскры­тия.

Во время родов на той части тела младенца, которая движется впереди по родовым путям (чаще это бывает головка), образуется родовая опухоль как результат главным образом присасывающего действия. Она имеет характер обширной мягкой припухлости, хорошо замет­ной на соответствующей части тела, без нарушения це­лости кожи; на разрезе она представляет собой кровя­нисто-студенистое пропитывание подкожных мягких тканей.

Родовая опухоль обычно рассасывается через сутки после рождения. Ее не следует смешивать с возможны­ми травматическими повреждениями, возникающими после рождения вследствие ударов, ушибов и т. п. По­следние обычно сопровождаются травматизацией кож­ных покровов (ссадины, раны), а иногда и более глубо­ко расположенных тканей и внутренних органов.

Сыровидная смазка представляет собой белую, мар­кую массу. Во время нахождения младенца в утробе матери смазка довольно равномерно распределяется по его телу тонким слоем. При прохождении через родовые пути она частично стирается, однако остатки ее всегда можно найти у новорожденного в подмышечных впади­нах, в паховых складках, за ушными раковинами, а также в глубоких складках кожи, например, на шее.

Доношенность или недоношенность ребенка опреде­ляется тем, родился ли он в срок или раньше срока.

Нормальная продолжительность беременности 280 дней, или 10 лунных месяцев (лунный месяц равен 28 дням). От этого срока возможны отклонения; в таких случаях младенец будет считаться недоношенным или переношенным.

Доношенность младенца характеризуется совокупно­стью ряда признаков. Длина тела у него составляет 50 см, окружность головки — 32 см, расстояние между плечиками 12 см, между вертелами бедер — 9,5 см, вес--3 кг. Кожа доношенного младенца розовая, упругая, в области плеч покрыта нежным пушком. Ногти на руках выступают за концы пальцев, а на ногах доходят до концов. Хрящи носа и ушных раковин плотные, упру­гие. Грудные железы у мальчиков и девочек слегка на­бухшие. У мальчиков яички находятся в мошонке, у де­вочек большие половые губы прикрывают малые. При поперечном разрезе через нижний конец бедренной ко­сти в центре разреза на фоне белой хрящевой ткани за­метно так называемое ядро окостенения в виде темно-красного очага с наибольшим диаметром 0,5 см,

У недоношенного младенца длина тела, прочие раз­меры и вес будут тем меньше, чем больше он недоношен. Кожа бледная, дряблая, морщинистая, повсеместно по­крыта пушком. Лицо имеет старообразный вид, хрящи носа и ушных раковин лишены упругости. Ногти на ру­ках и ногах не доходят до концов пальцев. У мальчиков мошонка пуста, а яички находятся в брюшной полости. У девочек малые половые губы выступают из-под боль­ших.

При исследовании трупа недоношенного младенца важно установить внутриутробный возраст. Самым на­дежным критерием является длина тела. При этом поль­зуются следующим правилом. До пятого лунного меся­ца длина тела в сантиметрах равна месяцу, возведенно­му в квадрат. Так, на первом месяце она составит 1 см, на втором — 4см и т. д. На пятом месяце она равна 25 см. После этого срока, чтобы узнать длину тела, месяц ум­ножают на 5. На шестом месяце тело имеет длину 30 еж, на седьмом — 35 см и т. д. Длина тела доношенного младенца на десятом лунном месяце, как указывалось ранее, 50 см.

В заключении акта исследования трупа недоношен­ного младенца указывается, на каком месяце утробной жизни он родился.

Степень доношенности младенца тесно связана с разрешением всех последующих вопросов — о жизнеспо­собности, продолжительности внутриутробной жизни, живорожденности и причине смерти. Поэтому в акте исследования трупа важно описать все указанные выше признаки.

Жизнеспособность или нежизнеспособность младенца означает его способность или неспособность жить после рождения. Нежизнеспособность может быть обусловле­на, во-первых, недоношенностью, во-вторых, дефектами развития (уродствами) и, в-третьих, внутриутробными заболеваниями.

В советских родовспомогательных заведениях, где имеется возможность оказания квалифицированной ме­дицинской помощи, нежизнеспособными (выкидышами) считаются недоношенные дети, рожденные ранее седьмо­го месяца с длиной тела менее 35 см и весом менее 1 кг (Инструкция НКЗ СССР № 10 от 1 марта 1939 г.)*. Если роды происходят при отсутствии медицинской по­мощи (тайные роды), то, как правило, не выживают и дети, рожденные ранее восьмого месяца. Младенцы, родившиеся после этого срока, могут жить, но первое время они являются ослабленными и в большей сте­пени подвержены всевозможным вредным внешним воз­действиям. В дальнейшем их состояние выравнивается и они ничем не отличаются от детей, родившихся в срок.

При исследовании внебольничных выкидышей сле­дует обращать внимание на наличие повреждений типа колотых ран, которые могут указывать на применение в целях плодоизгнания заостренных предметов (спиц и т. п.).

Причиной нежизнеспособности может служить недо­развитие или неправильное развитие жизненно важных органов — кровообращения, дыхания и др. (например, расположение сердца снаружи грудной клетки, отсут­ствие дыхательного горла, отсутствие головного мозга). Заболевания плода в утробе матери (сифилис, болезни крови) также бывают причиной нежизнеспособности.

Не следует смешивать нежизнеспособность с мертворожденностью. Нежизнеспособные дети могут иногда рождаться живыми, однако они неизбежно погибают вскоре после рождения.

Живорожденность или мертворожденность младенца определяют в основном двумя пробами — легочной и желудочно-кишечной. С помощью их разрешается во­прос, дышал ли младенец, или не дышал. Существуют и другие способы, однако указанные пробы производят­ся обязательно при любых условиях.

Во время нахождения в утробе матери легкие мла­денца находятся в спавшемся состоянии, не содержат воздуха. После рождения при первых же вдохах они расправляются, становятся воздушными. На этом осно­вана легочная проба. Легкие погружают в воду, при наличии в них воздуха они всплывают. Однако может быть и так, что у дышавшего младенца расправятся не все легкие, а лишь отдельные их участки. Такие легкие могут и не всплыть. В данном случае легкие под во­дой разрезают ножницами на куски: расправившиеся (дышавшие) кусочки всплывают, остальные — тонут. Однако одной этой пробе нельзя придавать решающего значения. Так, при гниении в тканях и органах обра­зуются газы (см. гл. 26), которые могут заставить пла­вать и недышавшие легкие. Кроме того, у замерзших трупов легкие тоже могут плавать независимо от того, дышали они или нет. Иногда наблюдается и вторичное спадение уже дышавшей легочной ткани, которая при этом утратит свою плавучесть.

Желудочно-кишечная проба основана на том, что живой младенец не только вдыхает, но и заглатывает воздух. Соответственно этому желудок, содержащий воздух, будучи погружен в воду, всплывает. Через 6 ча­сов после рождения воздух обычно проникает в тонкий, а через 12 часов — в толстый кишечник (это можно ис­пользовать при определении длительности жизни после рождения). При производстве пробы желудок следует перевязывать у места отсечения его с тем, чтобы предот­вратить засасывание воздуха извне или, наоборот, вы­давливание его из желудка. Разумеется, все, что гово­рилось о мешающем влиянии гниения при производстве легочной пробы, в полной мере применимо и к желудоч­но-кишечной пробе.

Из изложенного видно, что обе пробы не являются абсолютно специфичными. Поэтому следует обращать внимание и на другие признаки живо- и мертворожденности. Недышавшие легкие имеют однородный темно-красный, синюшный цвет с поверхности и на разрезе, они находятся в спавшемся состоянии и не заполняют плевральные полости. Консистенция их плотная, мяси­стая. Дышавшие легкие имеют мраморный вид — бледно-розовые участки чередуются с красными; легкие запол­няют плевральные полости, на ощупь они как бы пуши­сты. Решающее значение может иметь гистологическое исследование легких. Само собой разумеется, что нахождение в желудке свернувшегося молока свиде­тельствует о том, что ребенок не только жил, но и питался.

Продолжительность жизни младенца после рождения довольно точно определяется, особенно в первые сутки, по описанным ранее изменениям пуповины и поступле­нию воздуха в кишечник.

Имеет значение и наличие в толстом кишечнике пер­вородного кала — темно-зеленой кашицеобразной массы. Опорожнение толстого кишечника от первородного кала обычно происходит на вторые — четвертые сутки после рождения. Однако и тут возможны отклонения. Так, при асфиксии может выделяться первородный кал из кишеч­ника как до рождения (в утробе матери), так и сразу после появления ребенка на свет.

Об оказании или неоказании ухода свидетельствуют перевязка пуповины, состояние кожных покровов (заг­рязнение), наличие пеленки и т. п.

Причины смерти у новорожденного могут быть в об­щем те же, что и у взрослого, — естественные и насиль­ственные, но они имеют некоторую специфику, свой­ственную данному возрасту.

Наиболее частыми причинами естественной смерти младенца в утробе матери и новорожденного являются те, которые связаны с ненормальным течением родового акта. Сюда относятся различные виды асфиксии вслед­ствие внутриутробного расстройства кровообращения — отслойка детского места, обрыв пуповины, прижатие ее головкой плода к стенкам родовых путей, обвитие пупо­вины вокруг шеи плода со сдавлением последней. При­чиной смерти может служить родовая травма во время прохождения через родовой тракт, приводящая к раз­рыву твердой мозговой оболочки, разрывам внутренних органов, нарушению целости костей черепа.

Особо следует сказать о неумышленных поврежде­ниях, причиняемых плоду матерью в процессе самопо­мощи при родах. Это происходит чаще, когда перворо­дящая мать рожает без посторонней помощи. Стремясь ускорить роды, она иногда тянет руками выступающую из половой щели часть тела ребенка. При этом возни­кают ссадины, царапины (следы ногтей), повреждения позвоночника, разрывы мягких тканей шеи и сдавление ее с последующей асфиксией.

Причины насильственной смерти новорожденного различны, однако специфический характер им придают полная беспомощность жертвы и ее неспособность ока­зать сопротивление.

Чаще других встречается оставление в беспомощном состоянии. Младенец при этом погибает обычно от дей­ствия низкой температуры (для него губительна даже обычная комнатная температура, если тело не прикры­то). Имеет значение и потеря крови из неперевязанных сосудов пуповины.

Это — пассивная форма детоубийства. Из активных форм детоубийства чаще всего наблю­дается удушение путем закрытия отверстий рта и носа руками или мягкими предметами либо введением в ды­хательные пути инородных тел.

Удавление может быть произведено путем сдавления шеи рукой, петлей и в редких случаях пуповиной.

Часто встречается утопление ребенка в водоемах, отхожих местах, а иногда в ведре с водой, в ванне и т. п.

Травматические повреждения возникают вследствие ударов тупыми предметами либо при бросании ребенка на твердый предмет или поверхность. Иногда мать объ­ясняет, что уронила ребенка нечаянно или что он сам неожиданно выпал при стремительных родах. Это во­обще допустимо, но нередко множественность повреж­дений и их расположение на разных поверхностях тела позволяют отвергнуть выдвинутую убийцей вер­сию.

Убийство новорожденных острыми режущими и ко­лющими орудиями встречается редко.

Отравления новорожденных детей встречаются ред­ко. При этом могут фигурировать как едкие, так и иные яды. Необычным может быть и способ введения яда, например при помощи клизмы.

Иногда убийца с целью сокрытия следов преступле­ния расчленяет труп младенца на мелкие части или сжигает его.

Экспертизы в случаях естественной и насильственной смерти новорожденных производятся по общим прави­лам исследования трупа с обязательным тщательным протоколированием обнаруженных данных, а также де­тальным описанием проделанных проб и полученных ре­зультатов.

Глава 30. Особые случаи судебно-медицинского исследования трупов

Исследование расчлененного трупа. Объектом судебно-медицинской экспертизы может служить не только целый труп, но и отдельные его части, как результат естественного, случайного или умышленного расчлене­ния. Расчленение может носить некриминальный харак­тер или же быть связанным с преступлением.

Некриминальное расчленение может иметь место в результате гнилостного распада трупа, растаскивания отдельных его частей животными. У трупов, находящих­ся в воде и увлекаемых стремительным течением, иногда отделяются те или иные части тела (особенно при зна­чительной гнилости). Плавающие трупы могут расчле­няться винтами судов или при попадании в турбины гид­ростанций, на мельничные колеса, ковши землечерпалок и т. п. Значительное расчленение наблюдается при повреждениях рельсовым транспортом, при взрывах, при авиационных катастрофах.

Криминальное расчленение трупа в редких случаях производится убийцей как выражение крайнего озлоб­ления, мщения или по психопатическим мотивам. В по­следнем случае иногда наблюдается вырезание только половых частей или внутренних органов.

Чаще всего расчленение производят в целях сокры­тия следов преступления, чтобы затруднить опознание трупа и установление причины смерти. Расчлененные части разбрасывают в разных местах, зарывают в зем­лю, выбрасывают в водоемы, выгребные ямы, спускают в канализацию, подкидывают в поезда, отправляют ба­гажом и т. д.

Для расчленения используют рубящие и режущие орудия, реже — пилу.

В ходе экспертизы расчлененного трупа надо тща­тельно описывать размеры и особенности доставленных частей, наличие особых примет (родимых пятен, рубцов и т. п.), трупные явления, имеющиеся повреждения, вы­ясняя их прижизненное или посмертное происхождение. Обращают внимание на места отделения расчлененных частей. Это необходимо в целях идентификации приме­ненного орудия, а также для сопоставления отдельных частей, которые будут поступать в дальнейшем (части расчлененного трупа обычно обнаруживаются не одно­временно).

Поступившие части сопоставляют и фотографируют по отдельности и в собранном виде. Кусочки их обяза­тельно направляют в лабораторию для определения группы крови или тканей (порядок направления изложен в гл. 34). Тщательно осматривают и фотографируют упа­ковку, в которой находились расчлененные части.

При экспертизе расчлененного трупа обычно прихо­дится разрешать вопросы о принадлежности представ­ленных частей человеку (в неясных случаях устанавли­вается серологическим и морфологическим лаборатор­ным исследованием), поле, возрасте, и особых приметах умершего, принадлежности присланных частей одному или разным трупам, времени наступления смерти, при­чине смерти, времени и способах расчленения (о приме­ненных орудиях).

После производства экспертизы части трупа сохра­няют в морге для последующего сопоставления. Сохра­няют и упаковку.

Исследование неопознанного трупа производят по общим правилам (см. гл. 28), имея, однако, в виду воз­можность опознания умершего в дальнейшем. Это опре­деляет те требования, которые предъявляются при ис­следовании трупа неизвестного лица.

Перед исследованием труп фотографируют в одежде, а также раздетым, чтобы запечатлеть характерные приз­наки его внешнего облика (черты лица, прическа, характер стрижки волос, особые приметы и др.). Лицо (го­лову) фотографируют в фас, левый и правый профили, 3/4 поворота головы вправо и влево. Особо характерный идентификационные признаки фиксируют на обзорном, узловом и детальном снимках.

Подробно описывают одежду, ее фасон, вид, цвет, рисунок и свойства материала, отделку, количество и свойства пуговиц, застежек; обозначение размера, клей­ма; фирменные знаки, метки прачечной, химчистки, из­ношенность, загрязненность, повреждения, следы ремон­та, наличие паразитов. Состояние одежды описывают по правилам, изложенным в гл. 27 (застегнута, расстегнута и т. п.). При описании обуви обращают внимание на метки сапожно-ремонтных мастерских.

Измеряют длину трупа, окружность груди и головы, размер стоп и кистей. Измеряют и описывают татуиров­ки, родинки, бородавки, рубцы, в необходимых случаях вырезая их (если труп уже не будет предъявляться для опознания) и сохраняя в 3 — 5%-ном растворе формали­на. Обращают внимание на деформации костей, атро­фии мышц, опухоли, уродства, профессиональные осо­бенности: мозоли, трещины, прокрашивание кожи и ног­тей. Описывают следы косметических воздействий — окраску волос, завивку, маникюр, педикюр.

Голову описывают по методу словесного портрета и после туалета фотографируют по правилам сигналетической съемки — в фас, в 3/4, в правый и левый про­фили.

Возраст определяют по совокупности признаков, описанных в гл. 22, Снимают дактилоскопические от­тиски. В случае надобности делают слепки с зубов, со­ставляют формулы зубов. Кровь из трупа направляют в лабораторию для определения групповой и типовой принадлежности.

Предъявляя труп для опознания, следует иметь в виду возможность ошибок со стороны даже близких родственников, обусловленную посмертным изменением черт лица (при отсутствии гниения).

Поэтому большую идентификационную ценность имеет одежда и предметы личного пользования, обнаружен­ные на трупе.

Глава 31. Особенности исследования трупа при наличии повреждений

В случае смерти от повреждений перед экспертом могут быть поставлены различные вопросы в зависимо­сти от особенностей данного, конкретного случая.

Вопрос о причинной связи. Повреждение само по себе может вызвать сразу смерть (например, обширное раз­рушение черепа и головного мозга, разрушение сердца, размятие тела). Причиной смерти могут служить и те тяжкие последствия, которые развились в результате повреждения, например разлитое воспаление брюшины вследствие колото-резаной раны кишечника, гнойное воспаление мозговых оболочек при нарушении целости костей черепа, обширное внутрибрюшное кровотечение при разрыве селезенки. В таких случаях для наиболь­шей ясности эксперт должен указать в заключении на причинную связь между повреждением и смертью, на характер развившихся последствий и на их роль в на­ступлении смерти. В приведенных примерах соответ­ствующий пункт заключения должен быть изложен при­мерно так: «смерть наступила от колото-резаного ране­ния брюшной стенки, проникающего в кишечник и при­ведшего к развитию гнойного воспаления брюшины», или «смерть наступила от сдавления живота тяжелым предметом, с разрывом селезенки, обильным кровоте­чением в брюшную полость и резким острым малокро­вием».

В заключении акта надлежит указывать также раз­вившиеся на почве полученного повреждения осложне­ния, которые способствовали ухудшению общего состояния пострадавшего. Примером могут служить воспале­ние легких при черепно-мозговой травме, нагноение по­лученной раны.

Состояние здоровья лица, получившего повреждение, наличие тех или иных заболеваний, индивидуальные осо­бенности организма — весь этот «фон» может иметь зна­чение для исхода полученной травмы. Так, у людей с повышенной ломкостью костей (например, у стариков) иногда возникают обширные множественные переломы ребер при относительно небольшой травме. У лиц, имею­щих болезненные изменения сосудов мозга, легче воз­никают внутричерепные кровоизлияния при ударах по голове. Поэтому перед экспертом правомерно могут быть поставлены вопросы о наличии у умершего заболеваний и их роли в наступлении смерти.

Практика показывает, что иногда эксперты склонны переоценивать значение болезненного «фона», отрицая или преуменьшая роль травмы как причины смерти. Были случаи, когда при смерти, наступившей сразу по­сле ударов по голове-, от обширного внутричерепного кровоизлияния, эксперт неосновательно расценивал дан­ное кровоизлияние как самопроизвольное лишь потому, что в сосудах мозга имелись более или менее выражен­ные болезненные изменения.

Подобная трактовка ошибочна, так как пострадав­ший с имевшимися у него болезненными изменениями в сосудах жил и, очевидно, что он не умер бы именно в тот момент, если не получил бы повреждений.

В связи с этим издано методическое письмо, касаю­щееся судебно-медицинской экспертной оценки внутри­черепных кровоизлияний, возникающих после травм. Поэтому в случае недостаточной ясности в заключении эксперта перед ним нужно поставить вопрос о том, по­следовала ли бы смерть от имевшихся болезненных изменений, если не было бы повреждений. Отвечая на него, эксперт должен указать на наличие (или от­сутствие) причинной связи между повреждением и смертью, оценить значение болезненного «фона» в на­ступлении смерти. Вопрос же о том, в какой мере лицо, причинившее повреждения, могло и обязано было пред­видеть последствия своих действий, является юридиче­ским и относится к компетенции судебно-следственных работников.

Предмет, которым было причинено повреждение. От­вет на вопрос, как правило, должен содержаться в за­ключении акта исследования трупа. Иногда он может носить лишь общий характер (тупой предмет, колюще-режущее оружие и т. п.). Если же добытые при иссле­довании данные оказываются достаточными, то возмож­на и некоторая детализация. В таких случаях указы­вают, например: «тупым предметом с четырехгранной ударяющей поверхностью», «колюще-режущим оружием с односторонней заточкой лезвия и с длиной лезвия не менее 8 см», «ранение из огнестрельного оружия с боль­шой пробивной силой». В некоторых случаях путем спе­циального трасологического исследования и сопоставле­ния удается идентифицировать конкретный предмет, ко­торым причинено повреждение.

Вопросы, об обстоятельствах нанесения повреждений (направлении и последовательности нанесения повреж­дений, взаимном расположении потерпевшего и лица, наносившего повреждения, позе пострадавшего в мо­мент получения повреждений, времени, прошедшем меж­ду нанесением повреждений и смертью) нередко разре­шить затруднительно, и ответы на них могут быть даны лишь при наличии достаточных судебно-медицинских данных.

Вопрос о квалификации тяжести повреждений при­обретает особое значение при наличии множественных повреждений, когда есть основания полагать, что они нанесены не одним лицом. В таких случаях эксперт дол­жен оценить каждое повреждение или каждую группу повреждений, а также сказать, повлияли ли они на на­ступление смерти.

Необходимо указать на ошибочную квалификацию повреждений, допускаемую некоторыми экспертами. Так, кровоподтек или ссадину мягких покровов головы в ме­сте удара тупым предметом, вызвавшего смертельное внутричерепное кровоизлияние, они квалифицируют как легкое повреждение, не причинившее расстройства здо­ровья. Такая оценка вносит только путаницу, затрудняя следователю и суду квалификацию действий лица, при­чинившего повреждение. Поскольку данное поврежде­ние явилось следствием удара, вызвавшего смерть, его надлежит квалифицировать как тяжкое телесное пов­реждение.

Отличие прижизненных повреждений от посмертных. Весьма важное значение имеет вопрос о том, возникло ли то или иное повреждение прижизненно или оно было нанесено после смерти. Правильное разрешение его не­редко способствует установлению важных обстоятельств дела.

Так, если при исследовании трупа, найденного на железнодорожных путях с признаками переезда коле­сами, устанавливается, что эти повреждения причинены посмертно, а наряду с ними обнаруживаются прижизнен­ные тяжкие повреждения, нанесенные тупым предметом, это дает основание подозревать, что человек был убит тупым предметом, а в дальнейшем труп был подложен под поезд, чтобы инсценировать несчастный случай или самоубийство.

Характерным отличием повреждения, нанесенного при жизни, от посмертного является то, что первое соп­ровождается так называемыми прижизненными реак­циями.

Различают местные и общие прижизненные реакции: местные возникают в тканях тела, расположенных в ме­сте нанесенного повреждения и вокруг него; общие за­хватывают весь организм.

Местные реакции. Первой реакцией является крово­течение из поврежденных сосудов с кровоизлиянием в ткани в месте травмы и в непосредственной близости от него, а также наружное кровотечение из ран. Они будут тем интенсивнее, чем меньше было нарушено в этот мо­мент нормальное кровообращение в организме. Поэтому при быстрой остановке сердца или резком нарушении его деятельности сразу после получения повреждения кровоизлияния в ткани могут оказаться ничтожно ма­лыми. Это наблюдается, например, при обширном размятии тела поездом, при разрушении тела в результате взрыва. Наружное кровотечение из открытых ран при очень быстром наступлении смерти также может ока­заться незначительным.

Известно, что и посмертные повреждения, особенно если они нанесены сразу после смерти, могут сопровож­даться кровянистым пропитыванием окружающих тка­ней. Более надежное дифференцирование в подобных случаях возможно на основании гистологического исследования (наличия признаков свертывания крови, рассасывания кровоизлияния, воспаления и других особенно­стей, характерных для прижизненного повреждения).

Однако следует предупредить от переоценки одного признака — вымывания кровоизлияния водой. Раньше считалось, что если кровоизлияние не смывается из тка­ней, то оно является прижизненным. Позднейшие иссле­дования показали, что и посмертные кровоизлияния мо­гут быть весьма устойчивыми в этом отношении.

Что касается наружного кровотечения, то наличие на месте обнаружения трупа или на его одежде большо­го количества крови можно считать достоверным дока­зательством прижизненности повреждения. Столь же доказательно и обильное внутреннее кровотечение в полости тела (брюшную, плевральную и др.) из повреж­денных органов. Однако отсутствие значительного ко­личества крови около трупа еще не является бесспор­ным доказательством посмертного происхождения пов­реждений. Оно может наблюдаться, в частности, если смерть последовала в другом месте, а труп в дальней­шем был перемещен. Поэтому, чтобы избежать ошибок, в сомнительных случаях следует поставить перед экс­пертом соответствующие вопросы, предложив ему дать оценку наличию или отсутствию признаков излияния крови в тканях трупа, на его одежде и на окружающей местности.

Общие реакций. Сюда относится общее обескровли­вание организма в результате полученного повреждения. Оно является убедительным доказательством прижиз­ненности повреждения. Следует лишь предостеречь от возможной ошибки при наличии хронического мало­кровия, существовавшего до получения повреждения. Однако характерный для внезапно наступившего обес­кровливания вид внутренних органов дает возможность поставить правильный диагноз. Доказательством внезап­ной острой кровопотери служат также небольшие кро­воизлияния в виде полос на внутренней стенке левого желудочка сердца — так называемые «пятна Минакова». К признакам общей прижизненной реакции орга­низма на повреждение относится также засасывание крови (при наличии повреждений в области рта, носа, дыхательных путей, при переломах основания черепа), рвотных масс и т. п. в дыхательные пути. Однако его можно считать доказательным лишь тогда, когда оно наблюдается вплоть до мелких бронхов и легочных аль­веол, поскольку попадание крови и содержимого желуд­ка в начальную часть дыхательных путей (дыхательное горло и крупные бронхи) может носить случайный по­смертный характер. Прижизненным является и заглаты­вание крови, о чем свидетельствует нахождение ее в желудке (но не в глотке и пищеводе, куда она может затекать и посмертно).

Способность к действиям при смертельных повреж­дениях. В ходе расследования иногда очень важно бы­вает установить, мог ли пострадавший и в течение какого времени после получения тяжелых, смертельных повреж­дений сохранять сознание, звать на помощь, оказывать сопротивление, самостоятельно передвигаться, а также мог ли он разговаривать, указать преступника, рассказывать об обстоятельствах происшествия. Для выяснения этого следователь ставит соответствующие вопросы пе­ред экспертом. Ответить на них иногда затруднительно. Многое зависит от того, какие органы повреждены, на­сколько обширны повреждения. При этом играют роль и некоторые индивидуальные особенности каждого кон­кретного случая.

Так, алкогольное опьянение, снижая болевую чув­ствительность, помогает пострадавшему первое время довольно легко перенести и даже иногда вовсе не заме­тить повреждения, которые у трезвого человека вызвали бы шок или во всяком случае резко ограничили бы спо­собность к самостоятельным действиям. Может иметь значение и состояние психического возбуждения. Обще­известно, что иногда люди «сгоряча» не реагируют на полученное повреждение.

Рассмотрим некоторые виды повреждений с точки зрения их влияния на сохранение сознания, на способ­ность к самостоятельному передвижению и другим актив­ным действиям.

Нарушение целости костей черепа с повреждением головного мозга обычно влечет за собой быструю поте­рю сознания. В дальнейшем сознание иногда может на некоторое время восстановиться, а затем, как правило, утрачивается окончательно. В некоторых случаях при сохраненном сознании отмечается амнезия (потеря па­мяти) в отношении некоторых событий, связанных с по­вреждением.

Бывают случаи, когда при сохраненном сознании по­страдавший теряет способность к самостоятельным дви­жениям; это происходит при повреждении тех отде­лов головного мозга, где расположены двигательные центры.

Повреждения шейной части спинного мозга влекут за собой или мгновенную смерть вследствие расстрой­ства деятельности дыхательного центра, расположенно­го в продолговатом мозгу, или же быстро наступающий паралич рук и ног. Сознание при этом сохраняется, но самостоятельные движения конечностей становятся не­возможными. Ранение грудной или поясничной части спинного мозга обычно приводит к параличу только нижних конечностей.

Вопрос о способности к самостоятельным действиям при травме центральной нервной системы разрешается экспертом в зависимости от места расположения и объема повреждения. В нужных случаях рекомендуется проконсультироваться с нейрохирургом.

Ранения мягких тканей шеи при достаточной их глу­бине очень быстро могут привести к потере сознания вследствие потери крови, а также расстройства дыха­тельной и сердечной функций (повреждение блуждаю­щего нерва). Однако иногда пострадавшему удается пройти некоторое небольшое расстояние, особенно если он уменьшит кровотечение, склонив голову на повреж­денную сторону и закрыв рану рукой.

Резаные раны передней поверхности шеи, прони­кающие в гортань, лишают пострадавшего возможности кричать. Однако способность негромко разговаривать может сохраняться.

Одновременные переломы многих ребер лишают че­ловека способности сохранять вертикальное положение (стоять, сидеть) вследствие нарушения опорной функ­ции грудной клетки.

Проникающие обширные ранения легких не исклю­чают возможности самостоятельного передвижения на небольшое расстояние. Способность разговаривать при этом резко ограничивается вследствие почти непрерыв­ных кашлевых толчков.

Ранения сердца очень часто вызывают быструю смерть. Пострадавший, как правило, успевает лишь вскрикнуть или произнести несколько слов. Однако иногда бывает и так, что раненый довольно долго сохра­няет способность к весьма активным самостоятельным действиям и значительным физическим усилиям.

Примеры: 1) человек, получивший сквозное огне­стрельное ранение сердца, быстро убегал от преследо­вателей по вспаханному мокрому глинистому полю. Пробежав около 150 м, он упал и мгновенно умер; 2) пострадавший с таким же ранением сердца догнал убегавшего убийцу и примерно минуту боролся, удер­живая его, после чего упал и сразу умер.

Известны многие подобные случаи весьма сложных самостоятельных действий непосредственно после полу­чения смертельных ранений сердца.

Повреждения брюшных органов обычно сопровож­даются резкой болезненностью и в силу этого или вызы­вают шок и потерю сознания или же резко снижают способность к самостоятельным действиям. Однако иногда пострадавший может самостоятельно передви­гаться на некоторое расстояние, если только это не связано с преодолением препятствий, требующих значи­тельного физического напряжения. Описаны отдельные случаи, когда после переезда через живот колесами поезда с полным разделением туловища пострадавшие в течение более часа оставались в сознании, произво­дили слабые движения руками, разговаривали, просили пить, называли свои фамилии и адреса, объясняли мо­тивы самоубийства.

Обширные переломы таза исключают возможность ходьбы; люди, получившие такое повреждение, могут передвигаться только ползком.

Мы изложили лишь общую характеристику влияния повреждений на способность к самостоятельным дей­ствиям. Однако высказанные положения не являются чем-то непреложным и в практике возможны различные исключения.

Глава 32. Скоропостижная смерть

Скоропостижная смерть представляет собой один из видов естественной смерти, характеризующийся весьма быстрым, иногда молниеносным умиранием. Она на­ступает, как правило, неожиданно, среди кажущегося полного здоровья или во время такого заболевания, ко­торое по внешним проявлениям казалось легким, или от болезни, считавшейся тяжелой, но не дававшей основа­ний предполагать близость смерти. Говоря о полном здоровье, мы подчеркнули слово «кажущегося», так как причиной скоропостижной смерти всегда является острое или хроническое тяжелое заболевание; здоровый чело­век скоропостижно умереть не может.

Заболевание, приведшее к скоропостижной смерти, часто протекает скрыто, прижизненная его диагностика затруднительна, что и обусловливает неожиданность на­ступления скоропостижной смерти. При опросе род­ственников и лиц, близко знавших умершего, часто вы­ясняется, что он или вовсе не жаловался ни на какие болезни или же иногда отмечал какое-то недомогание (например, боли .в груди, одышку, приступы головокру­жения), но не придавал этому значения. Все это нередко дает основание заподозрить насильственную смерть. Однако при вскрытии трупа картина обычно проясняет­ся, так как удается обнаружить те болезненные измене­ния (подчас весьма значительные), которые послужили причиной смерти.

Наиболее часто причиной скоропостижной смерти у взрослых служит сердечно-сосудистое заболевание (до 40% всех случаев), например инфаркт, стенокардия (нарушение проходимости сосудов, питающих мышцу сердца), поражения сердечных клапанов (порок серд­ца). В основе этих заболеваний обычно лежат атеро­склероз, гипертония, воспалительные явления в мышце и внутренней оболочке сердца (миокардит, эндокардит)-, перерождение мышцы сердца (кардиодистрофия) и др. Иногда люди умирают скоропостижно вследствие само­произвольного разрыва какого-либо крупного сосуда с последующим обильным внутренним кровотечением. Причиной такого разрыва служат болезненные измене­ния стенки (атеросклероз, сифилис) с нарушением ее прочности, растяжением и выпячиванием (так называе­мой аневризмой). Именно в месте такого выпячивания нередко и происходит разрыв болезненно-измененной стенки сосуда.

Несколько реже, чем сердечно-сосудистые расстрой­ства, в качестве причины скоропостижной смерти фигурируют другие, скрыто протекающие заболевания — бо­лезни органов дыхания (воспаление легких), желез внутренней секреции (щитовидной железы, надпочечни­ков), инфекционные заболевания (грипп, брюшной тиф). Заболевания центральной нервной системы тоже неред­ко приводят к скоропостижной смерти. Сюда относится кровоизлияние в головной мозг (так называемый ин­сульт), причиной которого обычно являются гипертония и атеросклероз. Иногда скоропостижная смерть вызы­вается опухолью мозга.

Скоропостижной смерти могут быть подвержены лю­ди любого возраста, от младенцев до глубоких стариков, однако чаще она наблюдается в возрасте после 40 лет.

Причиной скоропостижной смерти детей чаще всего являются воспаление легких, острая инфекция, реже желудочно-кишечное или иное заболевание. Указанные болезни могут протекать скрыто или со слабовыражен­ными симптомами; поэтому неожиданная смерть ребенка иногда служит поводом для подозрения о наличии убий­ства или несчастного случая (например, придавливания ребенка уснувшей матерью, нечаянного закрытия его дыхательных отверстий во время кормления, закрытия рта и носа подушкой, одеялом и т. п.). Если такая вне­запная смерть происходит в яслях или больнице, если умирает ребенок, внешне казавшийся здоровым, то это может послужить для родителей поводом, чтобы неосно­вательно обвинить обслуживающий персонал в халат­ности.

Следует сказать также о скоропостижной смерти, на­ступающей у женщин во второй половине беременности и во время родов. Причиной служит тяжелое заболева­ние — так называемая эклямпсия. Оно характерно тем, что у беременной женщины среди полного внешнего бла­гополучия внезапно очень резко повышается кровяное давление, теряется сознание, появляются припадки силь­нейших судорог, во время которых может наступить смерть, чаще от кровоизлияния в головной мозг. Пред­видеть эклампсию и предотвратить смертельный исход не всегда удается ввиду внезапности наступления и исклю­чительной быстроты развития заболевания, что нередко вызывает жалобы родственников умершей, обвиняющих врачей в халатности и т. п.

Иногда скоропостижная смерть наступает в резуль­тате тех или иных медицинских мероприятий как лечеб­ного, так и диагностического порядка, обычно не пред­ставляющих никакой опасности и проведенных с соблю­дением всех существующих правил. Сюда относится наблюдаемая иногда внезапная смерть при введении обычной дозы пенициллина, обезболивающих и наркоти­ческих средств, сывороток (противодифтерийной, проти­востолбнячной), мышьяковых препаратов и др. Так, экс­пертиза производилась по поводу скоропостижной смер­ти людей во время зондирования двенадцатиперстной кишки, при инструментальном обследовании бронхов (бронхоскопии). Причиной смерти в таких случаях слу­жат индивидуальные особенности организма, то, что он не переносит указанные медикаменты и мероприятия. Предвидеть это, как правило, невозможно. Данные, по­лучаемые при вскрытии, не представляют ничего харак­терного, причина смерти устанавливается экспертизой главным образом на основании картины происшествия.

Скоропостижная смерть, особенно если она произо­шла без свидетелей, может дать основание заподозрить наличие каких-то внешних воздействий. Чаще всего при­ходится думать об отравлении. Иногда наличие на трупе повреждений — ран, ссадин, кровоподтеков, полу­ченных при падении умирающего человека или во время судорог в атональном периоде, имитирует убийство ту­пым предметом. В некоторых случаях насильственная смерть, например при отравлении, задушении, пораже­нии электрическим током, может быть ошибочно расце­нена или умышленно представлена как скоропостижная от заболевания.

Тщательное судебно-медицинское исследование тру­па, судебно-химическое и гистологическое исследование органов с учетом всей совокупности обстоятельств дела и, в частности, данных о предшествующих заболеваниях и проводившемся лечении позволяют установить дей­ствительную причину смерти.

В качестве факторов, благоприятствующих наступле­нию скоропостижной смерти, можно назвать утомление, физическое перенапряжение, алкогольное опьянение, ду­шевное волнение и т. п. Они способствуют проявлению имеющегося заболевания, что и приводит больного к смерти. Отсюда происходят случаи внезапной смерти внешне здоровых людей во время спортивных соревно­ваний, после тяжелой непривычной физической работы, во время конфликтов, при испуге и т. д.

Глава 33. Особые действия эксперта при исследовании трупов

Эксгумация (вырытие из земли) трупа предпринима­ется или для первичного исследования трупа, если он был погребен без вскрытия, или же для повторного исследования, если результаты предшествовавшей экспер­тизы не удовлетворяют следователя. Последнее может иметь место, если экспертиза была проведена неудовлет­ворительно или же по делу возникли новые вопросы, ко­торые ранее не ставились перед экспертизой.

Эксгумацию проводит следователь на основании вы­несенного постановления в присутствии врача — специа­листа в области судебной медицины, представителя са­нитарной инспекции и понятых, желательно из лиц, хорошо знавших умершего и присутствовавших при его погребении.

Перед началом эксгумации следователь просит кого-либо из понятых опознать могилу, подлежащую вскры­тию, и указать те признаки, по которым они ее опоз­нают. Рекомендуется сфотографировать могилу так, чтобы показать особенности (памятник, надпись, тра­фарет с номером, ограда) и ее ориентировку относитель­но окружающих предметов.

Могилу разрывают осторожно, чтобы не повредить гроб. Подъем гроба на поверхность производят с по­мощью подведенных под него веревок. При этом сле­дят, чтобы гроб сохранял во время подъема горизонталь­ное положение, не допуская наклона или опрокидывания.

Извлеченный гроб снова фотографируют и предъяв­ляют для опознания понятым.

Далее гроб открывают, труп фотографируют (не из­меняя его положения), по возможности опознают (по внешнему виду, одежде, погребальному убранству), пос­ле чего снова закрывают и транспортируют к месту исследования трупа. При транспортировке соблюдают меры предосторожности, чтобы не повредить гнилостно-измененный труп. О произведенной эксгумации следова­тель составляет протокол, указывая: где, когда, кто, по предложению и в присутствии кого эксгумировал, какой именно труп. Указывается, с какой целью (для выясне­ния каких вопросов) предпринята эксгумация. Отме­чается, кем и по каким признакам проведено опознание. Описывают глубину захоронения, характер почвы (пе­сок, глина, сухая, влажная), внешний вид гроба (мате­риал, отделка, степень сохранности), общий внешний вид трупа, каким он представился по снятии крышки гроба. Далее указывают, куда и каким транспортом направлен гроб с трупом. Протокол подписывают следователь и все присутствовавшие при эксгумации лица.

Судебно-медицинское исследование эксгумированного трупа производится экспертом по общим правилам (см. гл. 28). В разделе акта «предварительные сведения» указывают даты (номера актов) предшествовавших ис­следований и эксгумаций, результаты предыдущих экс­пертиз (вкратце), описывают гроб, его внутреннюю по­верхность, наличие плесени, насекомых и их личинок, предметы погребального убранства, одежду. Труп из­влекают из гроба с особой осторожностью, после чего описывают содержимое гроба — материал, на котором лежал труп (стружки, торф, сено, опилки, которые обыч­но кладут на дно гроба), предметы, положенные в гроб при погребении или попавшие туда позже.

По окончании экспертизы следователь принимает меры к обратной доставке и захоронению трупа.

При подозрении на отравление эксгумация прово­дится с соблюдением особых правил (см. разд. «Отрав­ления»).

Реставрация трупа. Для облегчения опознания гни­лостно-измененных или обезображенных повреждения­ми трупов иногда приходится прибегать к реставрации их. С этой целью гнилостные газы из раздутых подкож­ных мягких тканей удаляют путем прокалывания по­следних; запавшие и сморщенные глазные яблоки рас­правляют путем впрыскивания смеси глицерина со спир­том; повреждения зашивают, подкладывая в них вату или твердую пластинку. Волосы причесывают, глаза раскрывают, труп фотографируют в одежде и головном уборе, а также и без него, чтобы показать прическу и строение уха. Опознание производят как по трупу, так и по изготовленным фотоснимкам.

Для получения дактилоскопических оттисков с кожи, которая подверглась сморщиванию вследствие трупных изменений, существуют различные методики, сводящие­ся к расправлению подушечек концевых фаланг паль­цев путем впрыскивания в мягкие ткани особых соста­вов.

Следует предостеречь от попыток воссоздать внеш­ний вид умершего по костным останкам путем скульп­турного портрета — накладывания на кости мягкого пластичного материала с последующей скульптурной обработкой и раскраской его. Для судебно-медицинских идентификационных целей такая методика недостаточно достоверна.

Дополнительные исследования. Помимо вскрытия тру­па, для производства экспертизы иногда приходится прибегать к дополнительным исследованиям. В частно­сти, приходится проводить следующие исследования:

судебно-химическое — при подозрении на отравление. На исследование направляют части внутренних органов из трупа, кровь, мочу, содержимое желудочно-кишечного тракта, а также предполагаемые ядовитые вещества, изъятые с места происшествия;

гистологическое (микроскопическое) — для обнару­жения кровоизлияний, болезненных изменений, отложе­ний пороховой и иной копоти и др. Направляются кусочки внутренних органов, тканей и кожи. Гистологи­ческое исследование очень перспективно при установле­нии характера болезненного процесса, прижизненного или посмертного происхождения повреждения, а также живо- или мертворожденности младенца. Кроме того, микроскопическому исследованию с трасологической целью подлежат повреждения и следы на мягких тка­нях, костях и т. д.;

микробиологическое — при подозрении на инфекци­онное заболевание и пищевое отравление. На исследо­вание посылают ткани и жидкости тела, а также мазки из них;

спектральное — при подозрении на отравление угар­ным или сернистым газами, бертолетовой солью. На ис­следование посылают кровь. Его производят также для идентификации металлов в следах выстрела, электро­метках и т. п.;

ботаническое — для определения природы раститель­ных остатков в содержимом желудка и кишечника. Предпринимается при подозрении на отравление ядови­тыми растениями, а также для выяснения некоторых об­стоятельств, предшествовавших смерти (какая прини­малась пища);

зоологическое — для определения найденных на тру­пе насекомых. Предпринимается для установления дав­ности смерти (см. гл. 26);

смешанное ботаническое и зоологическое — для оп­ределения мельчайших живых организмов, свойствен­ных водной среде (так называемого планктона). Про­водится при подозрении на утопление. На исследование направляют кровь, жидкость, выдавленную из органов, и другие объекты (см. гл. 12).

Если эксперт, вскрывавший труп, обладает достаточ­ной подготовкой и опытом, он может сам произвести некоторые исследования (например, гистологическое, спектральное). В остальных случаях он направляет ма­териал для исследования в судебно-медицинскую лабо­раторию или к иным специалистам, соблюдая соответ­ствующие правила изъятия, упаковки и пересылки ве­щественных доказательств.

Была ли эта страница вам полезна?
Да!Нет
5 посетителей считают эту страницу полезной.
Большое спасибо!
Ваше мнение очень важно для нас.

Нет комментариевНе стесняйтесь поделиться с нами вашим ценным мнением.

Текст

Политика конфиденциальности