СУДЕБНАЯ МЕДИЦИНА.

Текст отсканирован.

Может содержать

орфографические ошибки.

НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ

ИНСТИТУТ СУДЕБНОЙ МЕДИЦИНЫ

МИНИСТЕРСТВА ЗДРАВООХРАНЕНИЯ СССР

Допущено Министерством высшего и среднего специального образования СССР

в качестве учебника для студентов юридических институтов и факультетов

«ЮРИДИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА» М О С К В А — 1968

АВТОРЫ УЧЕБНИКА

Алисиевич В.И., канд. мед. наук, — гл.гл. 3, 4, 5, 6, 7, 8.

Бронникова М. А., доктор мед. наук, — гл. 34,

Кантер Э. И., канд. мед. наук, — гл.гл. 1, 2, 21, 22, 23.

Левченков Б. Д., канд. мед. наук, — введение, гл.гл. 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33.

Прозоровский В. И., доктор мед, наук, — гл.гл. 9, 10, 11, 12, 19, 20.

Сыцянко Г. А., канд. мед. наук, — гл.гл. 13, 14, 15, 16, 17, 18, 35, 36, 37, 38.

Судебная медицина, М., «Юридическая литература», 1968. 368 с.

В учебнике отражены все новейшие достижения в области судебно-медицинской науки и экспертной практики. В него впервые включен раздел о медико-криминалистических исследованиях, осве­щается судебно-медицинская экспертиза вещественных доказательств применительно к задачам судебно-следственной практики.

Введение.

Определение судебной медицины, ее задачи и значе­ние. В судебно-следственной практике нередко возникают вопросы, которые не могут быть разрешены на основе одних лишь правовых познаний. Для их разрешения тре­буются специальные познания в области науки, техники, искусства или ремесла (например, в медицине, химии, товароведении). В таких случаях обращаются к помощи экспертов, сведущих в указанных областях.

Судебная медицина представляет собой особую от­расль медицины, специально занимающуюся вопросами, возникающими в процессе правовой деятельности, для разрешения которых требуются врачебные и естественно­научные знания. Кроме того, советская судебная меди­цина используется и для поднятия качества лечебной работы.

Судебная медицина «отпочковалась» от общей медицины; она развивалась на основе своих собственных на­учных исследований, используя в то же время достижения как других медицинских наук, так и смежных дисци­плин — химии, физики, техники, криминалистики.

Пути развития судебной медицины определялись запросами и потребностями развивающейся правовой науки и практики. Вот почему для эффективной медицин­ской экспертной помощи правосудию недостаточно одних лишь врачебных познаний; требуются еще теоретиче­ские и практические знания и опыт в области судебной медицины.

Судебному медику приходится освещать возникаю­щие в юридической практике вопросы с таких точек зрения, которые совершенно чужды, например, врачу-клини­цисту. В то же время судебно-медицинскому эксперту требуются глубокие общемедицинские знания. Все это дает основание считать судебную медицину самостоятель­ной медицинской дисциплиной, основной задачей которой является помощь правосудию. Практически она находит свое выражение в осуществлении судебно-медицинской экспертизы, выполняемой по требованию судебно-следственных органов.

Определенный минимум знаний в области судебной ме­дицины обязателен для каждого врача; изучение ее пре­дусмотрено программой для высших медицинских учеб­ных заведений СССР. Однако далеко не каждый врач может полноценно выполнять функции судебно-медицинского эксперта. Изучение судебной медицины студентами медицинских институтов преследует в основном цель: дать возможность будущему врачу общего профиля при необ­ходимости эпизодически произвести по заданию следст­венных органов осмотр трупа на месте происшествия, ис­следование трупа или освидетельствование живого лица, знать, на что нужно обратить внимание в данном конкрет­ном случае, что и как описать, что и куда направить на дополнительное исследование. Если даже врач не обла­дает достаточным опытом для разрешения поставленных вопросов, то в дальнейшем на основе добросовестно про­изведенного им исследования и полноценно составлен­ного описания специалисты — судебные медики смогут дать заключение по интересующим следствие вопросам.

Однако судебный медик не является универсально сведущим лицом во всех отраслях медицинских знаний. Поэтому в необходимых случаях он сам или судебно-следственные органы привлекают в качестве консультантов представителей других медицинских или смежных дисци­плин. Если последние привлечены лицом, назначившим экспертизу, или руководителем экспертного учреждения в ходе осуществления комиссионной или комплексной экспертизы, они также будут экспертами по данному делу.

Заключение судебно-медицинского эксперта является одним из источников доказательств по делу, оно подле­жит оценке следователем и судом и не является для них обязательным. Для того чтобы оценить достоверность и доказательственное значение заключения, юрист должен быть знаком с судебной медициной. Кроме того, знать судебную медицину ему необходимо для того, чтобы иметь представление о действительных возможностях судебно-медицинской экспертизы с тем, чтобы поручить эксперти­зу надлежащим специалистам и правильно поставить пе­ред ними вопросы. Следует иметь в виду также, что не только эксперт помогает следователю, но и следователь, знакомый с судебной медициной, использует свои позна­ния, например, при осмотре места происшествия и трупа. Он может значительно облегчить проведение экспертизы, собрав по делу материалы (показания, протоколы осмо­тра, медицинские документы, вещественные доказатель­ства) и осветив детали, имеющие судебно-медицинское значение.

Поэтому изучение основ судебной медицины включено в программу юридических вузов и факультетов.

Судебная медицина в дореволюционной России. Судебно-медицинская экспертиза в России, можно считать, законодательно начала оформляться в 1716 году, когда Петр I издал Воинский устав, в одном из артикулов ко­торого говорилось об обязательном вскрытии трупа в слу­чаях смерти от умышленных травматических поврежде­ний. В этом отношении Россия оказалась впереди боль­шинства европейских государств. Однако ввиду нехватки врачебных кадров такие вскрытия носили лишь эпизоди­ческий характер и осуществлялись в немногих городах.

В 1801 — 1815 гг. было узаконено производство судебно-психиатрической экспертизы, правда, в довольно при­митивной форме.

В 1812 году были введены в действие первые процес­суальные нормы, касающиеся производства судебно-медицинской экспертизы по заданию судебных органов. В 1829 году при участии известного анатома и судебного медика И. В. Буяльского впервые были изданы написан­ные на достаточно высоком научном уровне систематизи­рованные правила вскрытия трупов — «Наставление вра­чам к осмотру и вскрытию мертвых тел».

Судебную медицину врачам систематически начали преподавать с 1799 года. В 1832 году появилось первое отечественное руководство по судебной медицине С. А. Громова.

В 1865 году русские судебные медики получили свой первый журнал «Архив судебной медицины и общественной гигиены». В это время проводятся серьезные научные работы по различным вопросам судебной медицины. Большой вклад в развитие судебно-медицинской науки внесли, в частности, Е. В. Пеликан, Е. О. Мухин, И. И. Нейдинг, И. М. Гвоздев, Н. А. Оболонский, В. О. Мержеевский, Ф. Я. Чистович и др.

Параллельно с судебной медициной в XIX веке раз­вивалась и судебная химия. В 1824 году А. П. Нелюбин опубликовал «Правила для руководства судебного врача при исследовании отравления», а в 50-х годах прошлого столетия вышли части его руководства по токсикологии и судебной химии. К этому же времени относится и защи­та первых диссертаций по судебной химии. Во второй по­ловине XIX столетия было выпущено руководство Драгендорфа по судебной химии, отдельные положения которого используются в практической работе и в настоящее вре­мя. Д. И. Менделеев придавал должное значение судебной химии, и сам иногда производил судебно-химические экспертизы по заданию Медицинского совета.

В XX веке судебная медицина получила значительное развитие. Были изданы руководства по судебной медици­не Н. С. Бокариуса, А. С. Игнатовского, Д. П. Косоротова. Кроме того, для юристов специально был составлен Н. С. Бокариусом учебник судебной медицины, выпущен­ный в 1915 году.

В конце XIX и первой половине XX века крупнейший судебный медик П. А. Минаков возглавил кафедру судебной медицины в Московском университете, а в дальней­шем и на высших женских курсах. Из его научных тру­дов диссертация «О волосах в судебно-медицинском отно­шении» (1894 г.) является капитальным исследованием в данной области. Ему же принадлежит открытие ха­рактерного признака смерти от острого малокровия, так называемых пятен Минакова на внутренней поверхности сердца.

Несмотря на научные достижения, общее положение судебно-медицинской науки и организация судебно-меди­цинской экспертизы в России до Октябрьской революции продолжали оставаться неудовлетворительными. Науч­ные исследования велись разрозненно; Россия не имела судебно-медицинского научного общества, судебно-медицинские съезды не созывались (если не считать эпизодической работы маломощных судебно-медицинских секций на Пироговских съездах).

Не было курсов квалификации и усовершенствования по судебной медицине. Практические работники судебно-медицинской экспертизы находились в ведении министерства внутренних дел и выполняли функции не только су­дебных медиков, но и другие обязанности. Контакта с ка­федрами судебной медицины они не имели, ни о каком их участии в научной работе, как правило, не могло быть и речи.

При таких условиях не приходится удивляться, что практические судебные врачи не всегда были объективны; известны случаи, когда их суждения выносились под дав­лением полиции и крайних реакционных элементов. При­мером могут служить некоторые экспертные заключения по делу Бейлиса (1913 г.), ложно обвиненного в ритуаль­ном убийстве ребенка*.

Развитие судебной медицины в СССР. Великая Ок­тябрьская социалистическая революция открыла перед судебной медициной новые перспективы развития. Была упорядочена организационная структура судебно-меди­цинской экспертизы. В 1918 году был учрежден Народный комиссариат здравоохранения. В составе его имелся под­отдел медицинской экспертизы, руководивший, в частно­сти, и судебно-медицинской экспертизой. Аналогичные подотделы создавались и в губернских отделах здраво­охранения. Тем самым обеспечивалась не только незави­симость экспертизы, но и возможность неограниченного ее развития и совершенствования на основе успехов ме­дицинской науки. В 1934 году было издано Положение о производстве судебно-медицинских экспертиз, а в 1937 го­ду учреждена должность Главного судебно-медицинского эксперта Наркомздрава СССР.

При Советской власти впервые в нашей стране стали созываться регулярно судебно-медицинские съезды. Пер­вый съезд состоялся в 1920 году.

В 1925 году на Северном Кавказе было организовано судебно-медицинское общество. В дальнейшем общества стали возникать и в других городах. В 1946 году на Все­союзном съезде судебных медиков в Одессе было организовано Всесоюзное общество судебных медиков и кри­миналистов.

В 1925 году начал выходить журнал «Судебно-медицинская экспертиза».

В годы Советской власти выпущен ряд учебников и руководств по судебной медицине, например: «Судебная медицина» Н. С. Бокариуса (1930); «Основы судебной медицины» под ред. Н. В. Попова (1938); учебник судебной медицины Н.В.Попова (1940); «Судебная медицина» М. И. Райского (1953); «Судебная медицина» В.М. Смольянинова, К. И. Татиева и В. Ф. Червакова (1959); «Курс судебной медицины» М. И. Авдеева (1959) и др.

Специально для юристов выпущены учебники судебной медицины: Н. В. Поповым (1938), К. И. Татиевым (1947), М. И. Авдеевым (1949); Н. И. Гуковской и В. А. Свешниковым — «Судебно-медицинская экспертиза трупа по делам о насильственной смерти» (1957).

Вышел ряд руководств и монографий, посвященных отдельным специальным разделам судебной медицины: «Судебно-медицинская акушерско-гинекологическая экс­пертиза» Е. Е. Розенблюма, М. Г. Сердюкова и В. М. Смольянинова (1935); «Судебно-медицинское ис­следование вещественных доказательств» М. А. Бронни­ковой (1947) и др. По судебной химии вышли учебники А. В. Степанова и в 1959 году М. Д. Швайковой. Офи­циальные и организационные материалы по судебно-медицинской экспертизе обобщены в сборниках.

Развитию судебной медицины в большой мере способ­ствовало создание в Москве в 1932 году Научно-исследо­вательского института судебной медицины — научно-практического и организационно-методического центра всесоюзного значения. Ни в царской России, ни в зару­бежных странах подобного учреждения не было.

Большое внимание уделяется подготовке судебно-медицинских кадров. Помимо общего увеличения числа ме­дицинских институтов с кафедрами судебной медицины в 1924 году была организована специальная кафедра судебной медицины при Институте усовершенствования врачей в Ленинграде. В дальнейшем такие же кафедры были созданы в Москве и Киеве.

В годы Великой Отечественной войны ряд кафедр и практических учреждений судебно-медицинской экспертизы на временно оккупированной территории оказался разрушенным, многие научные и практические работники ушли на фронт. Однако деятельность судебно-медицинской экспертизы и научная работа в эти годы не прекра­щались. Успешно велась подготовка судебно-медицинских кадров в медицинских институтах, проводились эксперти­зы, функционировал Институт судебной медицины в Мо­скве.

Советские судебные медики участвовали в работе Чрезвычайной комиссии, расследовавшей зверства немец­ко-фашистских захватчиков на временно оккупированных территориях Советского Союза и Польши. Участие совет­ских экспертов в Нюрнбергском и других международ­ных судебных процессах сыграло важную роль в изобли­чении главных военных преступников.

Послевоенные годы ознаменовались быстрым восста­новлением и дальнейшим развитием судебно-медицинской экспертизы, расцветом судебно-медицинской науки. Сно­ва начали созываться всесоюзные съезды и конференции судебных медиков, продуктивно работают филиалы Все­союзного научного общества. С 1949 года Институт судебной медицины возобновил выпуск сборников научных работ по судебной медицине. В 1958 году вновь начал выходить журнал «Судебно-медицинская экспертиза». Постоянно совершенствуется Судебно-медицинская экс­пертиза, внедряются новые методы исследования. Науч­ная работа ведется как в центре, так и на периферии; в этом принимают участие не только научные и кафед­ральные работники, но и практические судебно-медицинские эксперты.

Советская судебная медицина неуклонно развивается.

Судебная медицина за рубежом. Еще в глубокой древ­ности были случаи, когда врачей привлекали для разре­шения вопросов, представлявших интерес для правосудия, Об этом имеются отдельные упоминания в древнейших документах. Известно, что в Римской империи произвели врачебный осмотр тела убитого Юлия Цезаря (44 г. до н. э.), причем было установлено, что из имевшихся у него 23 ран только одна была смертельной. Однако впервые производство судебно-медицинских экспертиз было регла­ментировано в законодательном порядке лишь в XVI ве­ке н. э. в Каролинском кодексе германского императора

Карла V. В средние века об обязательном производстве судебно-медицинской экспертизы по некоторым категориям дел говорится в ряде европейских кодексов, а также в кодексе Иерусалимского королевства, основанного кре­стоносцами в Палестине (XI в.). Однако в обязанности врачей тогда входила не только экспертиза в современ­ном ее понимании — они также должны были присут­ствовать при производстве пыток и давать заключение о приостановлении истязания, если допрашиваемый, теряя сознание, переставал ощущать боль. Врач давал «заклю­чение» при осуществлении различных форм «суда божия» и иных проявлениях мракобесия, когда ему приходилось свидетельствовать наличие всевозможных «печатей дья­вола» на теле безвинно привлекаемых женщин.

Наряду с этим в XVIXVII вв. появились уже серьез­ные научные труды по судебной медицине.

В XVII веке были разработаны объективные методи­ки судебно-медицинского исследования при установлении живорожденности младенца, смерти от отравления и т. п.

В XIX веке судебно-медицинская наука стала быстро развиваться. К тому времени было развеяно суеверное представление о якобы существующей страшной опасно­сти исследования разложившихся и особенно эксгумиро­ванных трупов. До этого было принято переписывать из книги в книгу устрашающие рассказы, подтвержденные свидетельствами весьма сомнительных «очевидцев», о случаях внезапной гибели многих людей, присутствовав­ших при вскрытии могилы, об исходящих из такой могилы «эманациях» (излучениях), вызывающих «взрывообразный» распад живой материи.

В XIX и начале XX века прославились ценнейшими трудами Орфиля, Тардье, Бруардель (Франция), Тейхмайер, Хенке (Германия), Гофман (Австрия), Тейлор (Англия).

В настоящее время в зарубежных странах успешно ра­ботают многие ведущие ученые — судебные медики: Про­коп, Вамоши (ГДР), Грживо-Домбровский, Ольбрыхт, Попельский (Польша), Крсек (Чехословакия), Экреш (Венгрия) и др.

Выходят многочисленные журналы и книги по судебной медицине.

Вместе с тем развитию судебной медицины и особен­но экспертизы мешает ряд существенных недостатков, главным образом организационного порядка.

Судебно-медицинскую экспертизу трупов за рубежом производят только работники кафедр, которые выезжают для этой цели из крупных центров в районы. Практиче­ской судебно-медицинской службы на местах не суще­ствует.

В большинстве стран судебно-медицинская экспертиза подчинена или министерству высшего образования, или же министерству внутренних дел. В первом случае экс­перты оказываются лимитированными в финансовом от­ношении, поскольку органы высшего образования за­интересованы прежде всего в преподавании судебной медицины, и поэтому техническому оснащению прак­тической судебно-медицинской экспертизы не уделяется должного внимания, а во втором — эксперты в опреде­ленной мере ограничены в смысле независимости суж­дений. Кроме того, многие эксперты получают не твердый оклад, а лишь плату за произведенную экспертизу, при­чем иногда непосредственно от обвиняемого, потерпев­шего, истца или ответчика. Этот порядок ставит эксперта в какой-то мере в зависимое положение от участников процесса и создает благоприятную почву для корруп­ции.

Во многих государствах возможность вскрытия трупа в ряде случаев ограничивается согласием или несогла­сием родственников умершего, а, например, в Англии, США — архаическим порядком досудебного рассмотре­ния уголовных дел. В Англии экспертизу живых лиц в связи с телесными повреждениями производят не судеб­ные медики, а хирурги.

Давая заключение по делам о профессиональных правонарушениях медицинских работников, эксперт иногда оказывается в плену ложно понятой врачебной этики и корпоративности.

В ряде случаев врач лишен возможности сообщить властям об обнаруженных им признаках преступных дей­ствии (например, жестокого обращения с детьми), так как согласно законам буржуазных государств при этом он сам может понести ответственность за разглашение врачебной тайны.

И, наконец, в капиталистических странах до сих пор продолжает действовать канонический (церковный) ко­декс, предусматривающий участие судебно-медицинских экспертов при констатации различного рода «чудесных» исцелений, «воскрешений» и т. п., якобы совершенных лицами, которых церковь намерена причислить к лику святых.

Только судебная медицина в социалистических стра­нах, использующая новейшие достижения современной науки, имеет все возможности для плодотворного раз­вития.

Отдел I. Процессуальные и организационные основы судебно-медицинской экспертизы

Глава 1. Процессуальные основы

Общие положения. Применение на практике специ­альных познаний в медицинской науке для разрешения вопросов, имеющих судебно-медицинский характер и воз­никающих в процессе производства дознания, предвари­тельного следствия или судебного разбирательства, на­зывается судебно-медицинской экспертизой. Она имеет важное значение в уголовном и гражданском процессе.

Лицо, привлекаемое для производства экспертизы, является экспертом; оно дает заключение, отвечая на вопросы, поставленные органом дознания, следователем, прокурором или судом.

Производство судебно-медицинской экспертизы рег­ламентируется Уголовно-процессуальным и Граждан­ским процессуальным кодексами*, а также специальны­ми правилами и инструкциями, издаваемыми Мини­стерством здравоохранения СССР по согласованию с Верховным Судом СССР и Прокуратурой СССР.

В качестве эксперта, обладающего необходимыми познаниями для дачи заключения, может быть вызвано любое лицо (ст. 78 УПК). Но обычно судебно-медицинским экспертом назначается специалист из соответствую­щего экспертного учреждения. Такой специалист, занимающий определенное должностное положение и в силу этого постоянно привлекаемый к производству экс­пертиз, совершенствует свои знания и опыт в процессе экспертной практики и на курсах повышения квалифика­ции. Кроме того, он должен знать в необходимых пре­делах уголовное и гражданское законодательство, что также имеет большое значение для его деятельности.

Виды судебно-медицинской экспертизы. Уголовно-про­цессуальное законодательство предусматривает первич­ную, дополнительную и повторную экспертизы. Каж­дая из них может производиться как единолично, так и комиссионно.

Первичная судебно-медицинская экспертиза представ­ляет собой впервые произведенную экспертизу того или иного объекта. В некоторых случаях судебно-медицинский эксперт дает вначале заключение по данным про­изведенного непосредственно им исследования объекта, а затем, получив результаты лабораторных или иных: исследований, уточняет его.

Дополнительная судебно-медицинская экспертиза на­значается в случаях, когда первичная экспертиза пред­ставляется недостаточно ясной пли полной или когда у лица, производящего дознание, следователя, суда возни­кают дополнительные вопросы. Она поручается тому же или другому эксперту.

Первичная и дополнительная экспертизы в большин­стве случаев производятся единолично.

Повторная судебно-медицинская экспертиза назна­чается в случаях необоснованности первичного заклю­чения эксперта пли сомнений в его правильности. По­вторная экспертиза поручается другому или другим экспертам (ст. 81 УПК). Если она производится комис­сионно, надо стремиться привлекать наиболее квалифи­цированных и опытных специалистов, В комиссии до­пустимо участие эксперта, производившего первичную экспертизу.

При проведении комиссионной судебно-медицинской экспертизы несколькими экспертами состав комиссии оп­ределяется следователем или руководителем экспертного учреждения, которому поручено проведение экспер­тизы (ст.ст. 184 и 187 УПК).

Судебно-медицинские экспертизы производятся в обя­зательном порядке комиссионно по делам о привлечении лиц медицинского персонала за профессиональные пра­вонарушения, при определении состояния здоровья, при­годности к физическому труду, определении степени стойкой утраты трудоспособности, а также в особо слож­ных случаях по усмотрению следователя, прокурора, суда или руководителя экспертного учреждения.

Если экспертиза производилась единолично, то экс­перт дает заключение от своего имени и подписывает его сам. При участии в комиссии нескольких экспертов они совещаются между собой и при отсутствии разно­гласий составляют общее заключение, которое подписы­вается всеми. В случае разногласия между экспертами каждый из них дает свое заключение отдельно.

Объекты судебно-медицинской экспертизы. К объек­там судебно-медицинской экспертизы относятся живые лица, трупы, вещественные доказательства и материалы дела. О производстве экспертизы этих объектов следо­ватель выносит специальное постановление.

Судебно-медицинская экспертиза живых лиц произ­водится по различным поводам. Законом предусматри­вается обязательное проведение судебно-медицинской экспертизы только для установления характера телес­ных повреждений, возраста и физического состояния свидетельствуемого. При наличии телесных поврежде­ний устанавливается не только их характер, но и сте­пень тяжести, давность нанесения и по возможности оп­ределяется, чем они причинены. Практически эксперти­за назначается и во многих других случаях, например, для определения степени стойкой утраты трудоспособно­сти, наступившей не в связи с производством; при симу­ляции болезни, самоповреждениях; для установления девственности, изнасилования, развратных действий, за­ражения венерическими болезнями, мужеложства, бере­менности, бывших родов, аборта, способности к полово­му сношению, оплодотворению, зачатию.

Судебно-медицинская экспертиза живых лиц осуще­ствляется, как правило, в специальных судебно-медицинских амбулаториях, в кабинетах поликлиник, выделен­ных для судебно-медицинского амбулаторного приема, или в стационарных лечебных учреждениях, если постра­давший находится там на излечении. При некоторых экспертизах требуется производство таких дополни­тельных исследований, как рентгенологическое или лабораторное, осмотр врачами-специалистами, например невропатологом, а иногда и стационарное обследование. В этих случаях судебно-медицинский эксперт заполняет вводную и описательную части заключения на день ос­видетельствования, а составляет заключительную часть и заканчивает заключение только после получения ре­зультатов дополнительного исследования или стацио­нарного наблюдения, данные о котором он должен вне­сти в описательную часть документа.

Некоторые виды экспертизы живых лиц регулируют­ся специальными правилами: в 1960 — 1961 гг. во всех союзных республиках введены Правила для составле­ния заключений о степени тяжести телесных повреж­дений, в 1966 году изданы общесоюзные Правила судебно-медицинской акушерско-гинекологической экспертизы. Остальные виды экспертиз производятся в соответствии с общими положениями и Инструкцией о производстве судебно-медицинской экспертизы в СССР 1952 года.

Судебно-медицинский осмотр трупа на месте его об­наружения производится следователем с участием вра­ча — специалиста в области судебной медицины. Спе­циалист устанавливает факт смерти, выраженность трупных явлений, наличие повреждений и других особен­ностей. Он помогает следователю выявить, правильно изъять и упаковать такие вещественные доказательства, как следы крови, волосы, выделения. Никакого заключе­ния о причине смерти врач-специалист давать не должен.

Судебно-медицинская экспертиза трупа. Судебно-медицинское исследование трупа имеет большое значение для органов дознания и следствия: правильно и полно проведенное исследование и подробное, аргументирован­ное заключение определяют иногда исход дела. Поэтому врач, привлекаемый к экспертизе трупа, должен быть квалифицированным судебно-медицинским экспертом или иметь хорошую подготовку по судебной медицине.

Судебно-медицинское исследование трупа производит­ся обычно в специальных судебно-медицинских моргах или в моргах лечебных учреждений, а в сельской мест­ности — иногда в приспособленных для этой цели поме­щениях. В отдельных случаях исследование трупа при­ходится производить и на месте его обнаружения, используя для этой цели баню, сарай или производя вскрытие непосредственно в поле, на кладбище и т. п.

Представитель органов дознания, следствия должен обес­печить при этом судебно-медицинскому эксперту хотя бы минимальные условия для проведения вскрытия. В зим­нее время или в ненастную погоду исследование трупа следует производить только в закрытом, теплом поме­щении.

Экспертиза трупа регламентируется Правилами судебно-медицинского исследования трупов, а также Пра­вилами направления, приема, порядка исследования, хранения и выдачи трупов в судебно-медицинских мор­гах 1962 года.

Судебно-медицинская экспертиза вещественных дока­зательств производится в судебно-медицинских лабора­ториях, в большинстве которых имеются три отделения: судебно-биологическое, судебно-химическое и физико-техническое. Кроме того, при морге имеется судебно-гистологическое отделение. В соответствии с профилем от­делений в них работают или судебно-медицинские экспер­ты, или судебные химики, получившие специальную подготовку в области лабораторных методов исследо­вания. Судебно-медицинские лаборатории функциони­руют почти во всех республиканских, краевых и обла­стных центрах, имеются и межобластные лаборатории. Повторные и особо сложные экспертизы выполняются в Научно-исследовательском институте судебной медици­ны Министерства здравоохранения СССР, в Республи­канских судебно-медицинских лабораториях Министерств здравоохранения РСФСР и УССР.

Исследование вещественных доказательств должно производиться только специалистами лабораторий.

По вопросу об экспертизе вещественных доказа­тельств изданы: Правила судебно-медицинской эксперти­зы вещественных доказательств 1957 года; Правила судебно-химической экспертизы вещественных доказа­тельств 1957 года; Правила взятия, фиксации, обработ­ки, исследования, хранения и документации трупного материала, предназначенного для судебно-гистологического исследования 1957 года; Положение о физико-тех­ническом отделении бюро судебно-медицинской экспер­тизы 1962 года.

Экспертиза по материалам дела осуществляется по документам в тех случаях, когда судебно-следственные органы направляют судебно-медицинскому эксперту материалы дела. Обычно такие экспертизы являются пов­торными, но они могут быть и первичными, когда в деле имеются медицинские документы, которые являются объектами экспертизы. При этом ст. 82 УПК предостав­ляет эксперту право знакомиться с материалами дела, относящимися к предмету экспертизы, заявлять хода­тайства о предоставлении ему дополнительных материа­лов, необходимых для дачи заключения.

Экспертизы по материалам дела, особенно повторные, необходимо проводить комиссионно. Присутствие следо­вателя на комиссии весьма целесообразно. Порядок проведения этой экспертизы предусмотрен Инструкцией о работе судебно-медицинских экспертных комиссий бюро судебно-медицинской экспертизы 1959 года.

Судебно-медицинские эксперты и врачи-эксперты. Судебно-медицинскую экспертизу могут производить лишь врачи — лица, имеющие законченное высшее меди­цинское образование, независимо от избранной ими спе­циальности, т. е. как Судебно-медицинские эксперты, так и врачи другого профиля. Однако в тех местах, где имеются штатные Судебно-медицинские эксперты и их вызов не затруднителен, экспертизу следует поручать только им. К экспертизе не могут привлекаться лица среднего медицинского персонала — фельдшера, лабо­ранты и медицинские сестры.

Судебно-медицинский эксперт должен иметь соответ­ствующую подготовку и достаточный опыт по своей спе­циальности, постоянно повышать свои знания по судебной медицине и пограничным областям и быть объек­тивным в своих выводах и заключениях.

В тех районных центрах, где нет штатных судебно-ме­дицинских экспертов, Судебно-медицинские экспертизы выполняются судебно-медицинскими экспертами других районов или врачами лечебных учреждений.

Судебно-медицинские эксперты — это врачи, занимаю­щие штатные должности в учреждениях судебно-медицинской экспертизы. Они наиболее квалифицированы в этой специальности, так как в течение первых трех лет после окончания медицинского института прошли спе­циализацию по судебной медицине, а затем через каж­дые пять лет — усовершенствование. До прохождения специализации в Институте усовершенствования врачей эксперт должен вызываться на краткосрочные курсы в республиканский, краевой или областной центр. Повы­шению квалификации штатных судебно-медицинских экспертов способствует и то, что согласно Инструкции о про­изводстве судебно-медицинской экспертизы в СССР ко­пии составляемых ими судебно-медицинских документов проверяются вышестоящим руководителем судебно-ме­дицинской службы. К штатным судебно-медицинским экс­пертам приравнивается преподавательский состав ка­федр судебной медицины высших медицинских учебных заведений, а также научные сотрудники Научно-иссле­довательского института судебной медицины Министер­ства здравоохранения СССР.

Штатные должности судебно-медицинских экспертов могут занимать по совместительству врачи других спе­циальностей, например хирурги, терапевты.

Специализацию и усовершенствование эти врачи про­ходят, как правило, по своей основной специальности, а не по судебной медицине. Но они должны периодически вызываться на краткосрочные Судебно-медицинские сбо­ры. Копии составляемых ими судебно-медицинских до­кументов также подлежат контролю.

Экспертиза может выполняться и так называемыми врачами-экспертами, которые не только не являются судебными медиками, но и не занимают штатных долж­ностей судебно-медицинских экспертов, поэтому не дол­жны именовать себя судебно-медицинскими экспертами. Контроль за судебно-медицинской деятельностью этих врачей затруднителен. В связи с этим лицо, производя­щее дознание, следователь, прокурор или суд должны назначать в качестве эксперта в первую очередь штат­ного судебно-медицинского эксперта и только при не­возможности его вызова привлекать для этой цели вра­ча другой специальности. Очень важно в каждом случае выяснить данные о специальности и компетентности вра­ча, о его судебно-медицинском стаже, на что прямо ука­зывается в ст. 184 УПК.

Как судебно-медицинский эксперт, так и врач-эксперт в равной мере несут перед законом ответственность за выполняемые обязанности и имеют одинаковые процес­суальные права.

Обязанности, права, ответственность и отвод экспер­та. Согласно ст. 82 УПК «эксперт обязан явиться по вызову лица, производящего дознание, следователя, прокурора и суда и дать объективное заключение по по­ставленным перед ним вопросам». Он имеет право отка­заться от производства экспертизы, если считает, что по­ставленные перед ним вопросы выходят за пределы его специальных знаний или предоставленные ему материа­лы недостаточны для составления заключения. «Эксперт вправе: 1) знакомиться с материалами дела, относящи­мися к предмету экспертизы; 2) заявлять ходатайство о предоставлении ему дополнительных материалов, необ­ходимых для дачи заключения; 3) с разрешения лица, производящего дознание, следователя, прокурора или суда присутствовать при производстве допросов и дру­гих следственных и судебных действий и задавать допра­шиваемым вопросы, относящиеся к предмету экспер­тизы».

В соответствии со ст.ст. 187, 189 и 275 УПК следова­тель или председательствующий в судебном заседании или руководитель экспертного учреждения разъясняет эксперту его права и обязанности и предупреждает об ответственности за отказ или уклонение от дачи заклю­чения по ст. 182 УК или за дачу заведомо ложного за­ключения по ст. 181 УК.

Эксперт не может разглашать также данные пред­варительного следствия или дознания без разрешения прокурора, следователя или лица, производящего дозна­ние (ст. 184 УПК).

По закону эксперт не вправе принимать участие в производстве по уголовному делу, если он лично, прямо или косвенно заинтересован в деле (ст. 23 УПК); при наличии обстоятельств, предусмотренных ст. 59 УПК; если он находился или находится в служебной или иной зависимости от обвиняемого, потерпевшего, гражданско­го истца или гражданского ответчика, участвовал в деле в качестве специалиста, за исключением случая участия врача — специалиста в области судебной медицины в на­ружном осмотре трупа, обнаружил свою некомпетент­ность. Вместе с тем предыдущее участие в деле в каче­стве эксперта не может служить основанием для его отвода в последующем (ст. 67 УПК).

Вопрос об отводе или самоотводе эксперта может возникнуть и при назначении судебно-медицинской экс­пертизы по делу о привлечении к ответственности меди­цинского работника за профессиональное правонарушение. В такой экспертизе не должен участвовать врач-специалист, оказывавший больному медицинскую по­мощь, а также руководители и консультанты того лечеб­ного учреждения, в котором произошло правонарушение.

Оценка заключения эксперта. Заключение эксперта не обязательно для лица, производящего дознание, сле­дователя, прокурора и суда, но свое несогласие с заклю­чением они должны мотивировать (ст. 80 УПК, ст. 78 ГПК).

Судебно-следственные органы оценивают заключение эксперта с точки зрения научной достоверности и дока­зательственного значения выводов эксперта, ибо факты, установленные экспертом и содержащиеся в его заклю­чении, служат доказательствами. Однако никакие дока­зательства для суда, прокурора, следователя и лица, производящего дознание, не имеют заранее установлен­ной силы. При оценке надо убедиться в том, что эксперт имеет достаточную подготовку и является квалифици­рованным специалистом; проверить, были ли представ­лены ему необходимые материалы, применил ли он при проведении экспертизы современные методы исследова­ния. Если эксперт не владеет совершенными методами исследования или в силу объективных причин не имеет возможности их осуществить (отсутствие аппаратуры, реактивов и т. п.), он должен либо отказаться от экспер­тизы, сообщив об этом следователю (суду), либо про­вести исследование так, чтобы сохранить часть объек­тов для последующего исследования их современными методами в надлежащих условиях.

Следователь должен убедиться, что заключение экс­перта является объективным, последовательным, пол­ным, научно обоснованным и соответствующим данным исследования. Вероятный вывод эксперта не может быть принят как определенный, и каждый его вывод должен основываться на достаточных и достоверно установлен­ных результатах экспертизы (доказательствах).

Знание основ судебной медицины и всех материалов дела является непременным условием для правильной оценки заключения эксперта, так как в противном слу­чае следователь или суд не сумеют отнестись критически к заключению и могут принять его за аксиому, либо, положив в основу своего мнения другие доказательства, отнесутся к нему без всякого основания отрицательно и отвергнут его, если оно не совпадает с этими доказатель­ствами.

Вместе с тем от эксперта нельзя требовать катего­рических ответов в тех случаях, когда данные произве­денной им экспертизы не позволяют прийти к точным выводам. Надо иметь в виду, что некоторые вопросы разрешаются только с известной долей вероятности.

Судебно-медицинская экспертиза в уголовном процес­се. Необходимость в назначении судебно-медицинской экспертизы возникает обычно при производстве дозна­ния и предварительного следствия по делам о преступ­лениях против жизни, здоровья, свободы и достоинства личности.

По закону проведение экспертизы обязательно в сле­дующих случаях:

1) для установления причины смерти и характера те­лесных повреждений;

2) для определения психического состояния обвиняе­мого или подозреваемого в тех случаях, когда возни­кает сомнение по поводу их вменяемости или способно­сти к моменту производства по делу отдавать себе от­чет в своих действиях или руководить ими;

3) для определения психического или физического состояния свидетеля или потерпевшего в случаях, когда возникает сомнение в их способности правильно воспри­нимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них правильные показания;

4) для установления возраста обвиняемого, подозре­ваемого и потерпевшего в тех случаях, когда это имеет значение для дела, а документы о возрасте отсутствуют (ст. 79 УПК).

Участие врача — специалиста в области судебной ме­дицины, а при невозможности его вызова — врача дру­гой специальности, предусмотрено также при осмотре места происшествия, осмотре трупа на месте его обна­ружения, при эксгумации — извлечении трупа из места захоронения (ст.ст. 179, 180 УПК в ред. Указа Прези­диума Верховного Совета РСФСР от 31 августа 1966 г. «О внесении изменений и дополнений в Уголовно-про­цессуальный кодекс РСФСР» — «Ведомости Верховного Совета РСФСР» 1966 г. № 36, ст. 1018), при освидетель­ствовании, если не требуется назначения судебно-медицинской экспертизы, производимой следователем для установления на теле обвиняемого, подозреваемого, сви­детеля, потерпевшего следов преступления или наличия особых примет (ст. 181 УПК), и при производстве след­ственного эксперимента (ст. 183 УПК).

Привлечение врача, особенно специалиста в области судебной медицины, к осмотру трупа на месте его об­наружения имеет большое практическое значение. Поэ­тому следователь должен обеспечить обязательное уча­стие врача при осмотре трупа во всех случаях насиль­ственной смерти, в том числе и при несчастных случаях. Врач должен участвовать в осмотре трупа и в тех слу­чаях, когда смерть наступила скоропостижно, при неяс­ных обстоятельствах.

Участие судебно-медицинского эксперта в осмотре места происшествия или трупа на месте его обнаруже­ния не препятствует назначению его для судебно-меди­цинского исследования трупа или для дальнейшего участия в деле как эксперта (ст. 67 УПК). Такое после­довательное участие судебно-медицинского эксперта в одном и том же деле весьма полезно.

Помимо случаев, предусмотренных ст. 79 УПК, судебно-медицинская экспертиза назначается судебно-следственными органами и по многим другим поводам, прак­тически по всем делам, когда возникают вопросы меди­цинского характера (например, определение половой зрелости, нарушения целости девственной плевы, муже­ложства).

Установив необходимость производства судебно-меди­цинской экспертизы, следователь составляет об этом по­становление (ст. 184 УПК), указав в нем основание для производства экспертизы; фамилию судебно-медицинско­го эксперта или врача, либо наименование учреждения, в котором должна быть выполнена экспертиза; вопросы, поставленные перед судебно-медицинским экспертом; ка­кие материалы предоставляются в распоряжение судебно-медицинского эксперта.

Перед составлением постановления следователь при необходимости может посоветоваться с судебно-медицин­ским экспертом с целью уточнения вопросов, которые должны быть поставлены ему для разрешения. В свою очередь судебно-медицинский эксперт может рекомендо­вать следователю включить дополнительно в постанов­ление некоторые не предусмотренные им вопросы.

Следователь вправе присутствовать при производ­стве экспертизы (ст. 190 УПК). Его присутствие во вре­мя судебно-медицинского исследования трупа весьма же­лательно, поскольку при этом могут возникать и тут же разрешаться некоторые вопросы, ответить на которые впоследствии бывает затруднительно, а иногда и невоз­можно. Получив заключение судебно-медицинского эксперта, следователь может допросить его для разъяс­нения того или иного вопроса или поставить дополни­тельные вопросы. Эксперт имеет возможность в этих слу­чаях изложить свои ответы собственноручно (ст. 192 УПК).

Уголовно-процессуальное законодательство преду­сматривает право обвиняемого на ознакомление с поста­новлением о назначении экспертизы, причем обвиняе­мый может дать отвод эксперту, просить о назначения эксперта из числа указанных им лиц, задавать допол­нительные вопросы, присутствовать с разрешения следо­вателя при производстве экспертизы, давать объяснения эксперту и знакомиться с его заключением. Следователь должен оформить протоколом ознакомление обвиняемо­го с постановлением о назначении экспертизы, изменить или дополнить свое постановление в случае удовлетво­рения ходатайства обвиняемого и вынести постановле­ние, предъявляемое под расписку обвиняемому, если последнему отказано в удовлетворении ходатайства (ст. 185 УПК).

После ознакомления с заключением судебно-медицин­ского эксперта и протоколом его допроса обвиняемый может дать свои объяснения, заявить возражения и про­сить о постановке дополнительных вопросов эксперту и о назначении дополнительной или повторной экспертизы (ст. 193 УПК).

Судебно-медицинская экспертиза в процессе судебного следствия может быть назначена при необходимости определением суда независимо от того, было ли заявле­но подобное ходатайство обвиняемым, подсудимым и его защитником или потерпевшим (ст. 276 УПК). При этом обычно вызывается тот судебно-медицинский эксперт, ко­торый проводил экспертизу на предварительном след­ствии. Если экспертиза проводилась комиссионно с уча­стием нескольких экспертов, то в суд вызывается пред­седатель комиссии или член комиссии (желательно — докладчик по делу), а по делам о привлечении к ответ­ственности медицинского персонала — дополнительно член экспертной комиссии — врач соответствующей спе­циальности. В суд может быть вызван и весь состав судебно-медицинской экспертной комиссии, а также экспер­ты, не дававшие заключение на предварительном след­ствии.

После получения повестки о вызове в суд эксперт имеет возможность просить суд предварительно ознако­мить его с имеющимися в деле материалами, необходи­мыми для проведения экспертизы.

В начале судебного заседания председательствующий разъясняет эксперту его права и обязанности и преду­преждает об ответственности за дачу заведомо ложно­го заключения и за отказ от дачи заключения (ст. 275 УПК).

Судебно-медицинский эксперт участвует в исследова­нии обстоятельств дела, относящихся к предмету экс­пертизы. С разрешения председательствующего он мо­жет задавать вопросы подсудимому, потерпевшему и свидетелям об обстоятельствах, имеющих значение для его заключения (ст. 288 УПК), ходатайствовать о затре­бовании дополнительных материалов.

Допрос эксперта производится обычно после допроса обвиняемого, потерпевшего, свидетелей. Председатель­ствующий предварительно предлагает обвинителю, за­щитнику, подсудимому, а также потерпевшему, граж­данскому истцу, гражданскому ответчику и их предста­вителям изложить вопросы эксперту в письменном виде. Вопросы оглашаются, и по ним заслушивается мнение участников судебного разбирательства и заключение прокурора. Суд может устранить те вопросы, которые не относятся к делу или к компетенции эксперта, задать новые, после чего эксперту предоставляется время для составления заключения. Последнее приобщается к делу.

Эксперт должен давать заключение только в пись­менном виде. После оглашения заключения эксперту могут быть заданы составом суда, обвинителем, потер­певшим, гражданским истцом, гражданским ответчиком .и их представителями, защитником и подсудимым воп­росы для разъяснения или дополнения данного им за­ключения (ст. 289 УПК). Если он не имел времени ответить на эти дополнительные вопросы в письменном виде, то должен проверить записи в протоколе судебного заседания и внести необходимые исправле­ния.

Эксперт вправе отметить в заключении те обстоя­тельства дела, относящиеся к его компетенции, о кото­рых ему не были поставлены вопросы. В тех случаях, когда экспертиза в судебном заседании проводится не­сколькими экспертами, которые приходят к общему за­ключению, последнее подписывается всеми. При разно­гласии эксперты, имеющие особое мнение, дают отдель­ное заключение.

В случае неправильного истолкования заключения кем-либо из участников процесса эксперт обязан сде­лать соответствующее заявление суду.

Экспертиза в суде чаще всего производится по мате­риалам предыдущих экспертиз с учетом новых данных, выявленных в процессе судебного следствия. Эксперт участвует со всем составом суда в осмотре приобщен­ных к делу вещественных доказательств, в осмотре местности и помещения (ст.ст. 291, 293 УПК). При не­обходимости он может произвести во время судебного разбирательства освидетельствование потерпевшего, об­виняемого или судебно-медицинское исследование эксгу­мированного трупа. В последнем случае судебное след­ствие прерывается.

В случае недостаточной ясности или неполноты за­ключения эксперта может быть назначена дополнитель­ная экспертиза. Если суд находит заключение эксперта необоснованным, сомневается в его правильности, а так­же если имеются противоречия между заключениями не­скольких экспертов, суд может назначить повторную экспертизу, которую поручает другому эксперту пли другим экспертам (ст. 290 УПК).

Судебно-медицинская экспертиза в гражданском процессе назначается для определения степени стойкой ут­раты трудоспособности, но только в случаях, если утрата наступила не в связи с производством, так как постанов­лением Совета Министров СССР № 921 от 9 октября 1961 г. установление утраты трудоспособности рабочими и служащими на производстве возлагается на врачебно-трудовые экспертные комиссии органов социаль­ного обеспечения. В связи с экспертизами по поводу утраты трудоспособности экспертам приходится решать иногда вопрос о нуждаемости в постороннем уходе, до­полнительном питании, санаторно-курортном лечении.

Судебно-медицинская экспертиза в гражданском про­цессе может производиться также в делах о спорном от­цовстве, для определения состояния здоровья, пригод­ности к физическому труду, способности к оплодотворе­нию и зачатию и по другим поводам.

Суд назначает эксперта для разъяснения возникаю­щих при рассмотрении дела вопросов. Эксперт может быть вызван и по ходатайству лиц, участвующих в деле.

Эксперты в гражданском процессе имеют те же пра­ва и обязанности, что и в уголовном (ст.ст. 17, 75 — 78, 163, 180, 181 ГПК).

Судебно-медицинская документация. Все судебно-медицинские экспертизы должны оформляться письмен­ным документом, приобщаемым к делу. Статьей 191 УПК РСФСР и соответствующими статьями УПК большин­ства других союзных республик предусмотрено, что по­сле производства необходимых исследований эксперт со­ставляет заключение согласно УПК Казахской, Азербай­джанской и Латвийской ССР — «Акт экспертизы».

В этом документе различают три части (такое под­разделение УПК не предусмотрено): вводную, описатель­ную и заключительную.

В вводной части указываются: дата, основание и ме­сто производства экспертизы; должностное положение, звание, ученая степень, фамилия, имя и отчество экс­перта; фамилия, имя, возраст и место жительства экспертируемого; а при экспертизе вещественных доказа­тельств или при экспертизе по материалам дела — наи­менование дела, фамилия, имя, отчество, возраст потер­певшего, обвиняемого. Если при экспертизе присутству­ют другие должностные лица, то все они перечисляются с указанием их служебного положения. Присутствие по­нятых при производстве экспертизы УПК не предусмот­рено. В этой части приводятся также поставленные пе­ред экспертом вопросы или указывается цель экспер­тизы.

Следователь вправе присутствовать при экспертизе.

К вводной части относятся и обстоятельства дела, где излагаются данные, полученные от следователя или известные из постановления, протокола осмотра и дру­гих следственных материалов, а также данные из меди­цинских документов, если экспертизе подвергался чело­век, обращавшийся за медицинской помощью в лечеб­ное учреждение.

Описательная часть может иметь соответствующие подразделения с самостоятельными заголовками. В этой части документа подробно без употребления диагности­ческих терминов и выводов излагаются все те объектив­ные данные, которые эксперт видит и получает при про­ведении экспертизы; описывается методика и процесс исследования. Полно составленная описательная часть позволяет в последующем при необходимости проверить правильность проведения экспертизы и судить о квали­фикации эксперта.

Если при производстве экспертизы какие-либо объ­екты изымаются для дополнительного исследования пли с целью сохранить в качестве вещественного доказа­тельства, музейного препарата и т. д., то об этом де­лается соответствующая запись в конце описательной части.

При производстве экспертизы трупа или живого че­ловека вводная и описательная части должны состав­ляться тут же на месте, при экспертизе вещественных доказательств они составляются по окончании эксперти­зы на основании записей, сделанных в рабочем жур­нале эксперта, и должны полностью им соответствовать (см. отдел VIII).

Заключительная часть документа должна содержать научно обоснованные, мотивированные выводы, выте­кающие из результатов произведенной экспертизы, от­веты на поставленные вопросы и обстоятельства, уста­новленные в процессе экспертизы, по поводу которых эксперту не были поставлены вопросы.

Заключение подписывается судебно-медицинским экс­пертом, заверяется печатью и иллюстрируется схемами (при наличии повреждений на теле), фотографическими снимками, таблицами и другими материалами, дающи­ми наглядное представление о проведенной экспертизе. К заключению должны быть приложены также резуль­таты киносъемки, если она применялась при производ­стве экспертизы. Дубликат заключения (акта) остается у эксперта.

Глава 2. Организация судебно-медицинской экспертизы в СССР

Судебно-медицинская экспертиза в Советском Союзе является государственной и входит в систему органов здравоохранения.

В 1939 году Совет Народных Комиссаров СССР при­нял постановление «О мерах укрепления и развития судебно-медицинской экспертизы», которым были преду­смотрены конкретные мероприятия по улучшению судебно-медицинской экспертизы, установлена ее структура, ведомственная подчиненность органам здравоохране­ния.

В 1951 году была осуществлена реорганизация служ­бы судебно-медицинской экспертизы, на базе которой соз­даны бюро судебно-медицинской экспертизы, действую­щие и в настоящее время.

Бюро судебно-медицинской экспертизы призвано ока­зывать помощь органам дознания, прокуратуры и суда при разрешении вопросов, требующих специальных судебно-медицинских познаний. Вместе с тем советская судебная медицина помогает органам здравоохранения повышать качество лечебной помощи населению и про­водить профилактические мероприятия. Судебно-медицинские эксперты обсуждают с лечащими врачами судебно-медицинские случаи на совместных врачебных конферен­циях; доводят до сведения органов здравоохранения об имеющихся недостатках лечебной помощи и диагности­ки; извещают о выявленных случаях острозаразных заболеваний; анализируют материалы скоропостижной смерти, транспортной травмы, промышленных и бытовых отравлений; научно разрабатывают конкретные пробле­мы патологии человека и специальные судебно-медицинские вопросы.

Бюро судебно-медицинской экспертизы имеют сле­дующую структуру (рис. 1):

1) при министерствах здравоохранения союзных и автономных республик, краевых и областных отделах здравоохранения функционируют республиканские, крае­вые и областные бюро судебно-медицинской экспертизы;

2) при городских отделах здравоохранения Москвы и Ленинграда — городские бюро судебно-медицинской экспертизы.

Во главе бюро судебно-медицинской экспертизы стоит начальник бюро, являющийся одновременно старшим городским (Москва, Ленинград), областным, краевым судебно-медицинским экспертом, республиканским судебно-медицинским экспертом министерства здравоохране­ния автономной республики или главным судебно-меди­цинским экспертом министерства здравоохранения союз­ной республики.

Начальник бюро судебно-медицинской экспертизы: го­родского (Москва, Ленинград), областного, краевого от­делов здравоохранения и министерства здравоохранения автономной республики назначается и смещается руко­водителем соответствующего органа здравоохранения по согласованию с главным судебно-медицинским экспертом министерства здравоохранения союзной республики.

Начальник бюро судебно-медицинской экспертизы ми­нистерства здравоохранения союзной республики назна­чается и смещается министром здравоохранения союз­ной республики по согласованию с Министерством здра­воохранения СССР.

При Министерстве здравоохранения СССР состоит Главный судебно-медицинский эксперт Союза, который на­значается и смещается министром здравоохранения СССР.

В составе бюро судебно-медицинской экспертизы име­ются три отдела: судебно-медицинского освидетельство­вания живых лиц (амбулатория); судебно-медицинского исследования трупов с судебно-гистологическим отделе­нием (морг); судебно-медицинского исследования веще­ственных доказательств (судебно-медицинская лабора­тория).

Рис. 1. Схема организации судебно-медицинской экспертизы в СССР.

Районные, межрайонные и городские судебно-медицинские эксперты, работающие как в сельской местности, так в поселках и городах, в том числе в республиканских, краевых и областных центрах, а также судебно-медицинские эксперты и судебные химики судебно-медицинской лаборатории входят в штаты бюро судебно-медицинской экспертизы.

Межрайонные судебно-медицинские эксперты обслу­живают два-три района, но по усмотрению органов здравоохранения, в зависимости от местных условий, мо­гут устанавливаться штаты районных судебно-медицинских экспертов из расчета одной должности на один сель­ский район. В городах республиканского, краевого и областного подчинения введена одна должность эксперта на ПО тыс. населения. Количество экспертов лаборатории зависит от объема работы, и в каждом отделении лабо­ратории установлены для экспертов нормы. С целью ши­рокого внедрения в практику дополнительных методов исследования установлены должности эксперта-гистоло­га при морге и эксперта физико-технического отделения лаборатории.

Бюро судебно-медицинской экспертизы состоят в ве­дении органов здравоохранения и в лице своего началь­ника подчинены в административно-хозяйственном отно­шении: бюро судебно-медицинской экспертизы союзной республики — министерству здравоохранения союзной республики; бюро судебно-медицинской экспертизы авто­номной республики — министру здравоохранения АССР или заместителю министра; бюро областной, краевой судебно-медицинской экспертизы — заведующему обла­стным, краевым отделом здравоохранения; бюро город­ской (Москва, Ленинград) судебно-медицинской экспер­тизы — заведующему городским отделом здравоохра­нения.

Помимо административно-хозяйственного подчинения существует еще организационно-методическое подчине­ние: старшие городские судебно-медицинские эксперты в Москве и Ленинграде, областные, краевые судебно-меди­цинские эксперты и республиканские судебно-медицин­ские эксперты министерств здравоохранения автономных республик подчинены главному судебно-медицинскому эксперту министерства здравоохранения союзной респуб­лики; главные судебно-медицинские эксперты министерств здравоохранения союзных республик подчинены главно­му судебно-медицинскому эксперту Министерства здра­воохранения СССР.

Районные, межрайонные, городские судебно-медицин­ские эксперты и эксперты судебно-медицинских лабора­торий подчиняются как в административно-хозяйствен­ном, так и организационно-методическом отношении: старшему городскому (Москва, Ленинград), областному, краевому судебно-медицинскому эксперту и республиканскому судебно-медицинскому эксперту министерства здравоохранения автономной республики, а в республи­ках, не имеющих областного деления, — главному судебно-медицинскому эксперту министерства здравоохране­ния союзной республики, т. е. начальнику соответствую­щего бюро судебно-медицинской экспертизы.

Такая структура судебно-медицинской службы Со­ветского Союза позволяет контролировать деятельность судебно-медицинских экспертов и оказывать им помощь, что способствует повышению качества экспертиз и об­щему улучшению состояния работы.

Судебно-медицинские эксперты вполне самостоятель­ны в своей деятельности и должны давать заключение только в соответствии с результатами произведенной экспертизы, за которую несут личную ответственность. Если руководитель судебно-медицинского эксперта, про­веряя в порядке контроля заключение, найдет, что оно не логично, не вытекает из исследовательской части акта или противоречит ей, он обязан довести об этом до све­дения соответствующих судебно-следственных органов, обратив их внимание на то, что выводы эксперта недо­стоверны.

Инструкция о производстве судебно-медицинской экс­пертизы в СССР. Судебно-медицинская экспертиза в СССР осуществляется на основании Инструкции, издан­ной в 1952 году по согласованию с Прокуратурой СССР и бывшими Министерством юстиции СССР и Министер­ством государственной безопасности СССР.

Инструкция определяет цели и задачи, стоящие перед судебно-медицинскими экспертами. Она подчеркивает, что Судебно-медицинская экспертиза во всех случаях произ­водится только по предложению следственных и судеб­ных органов, на основе уголовного и гражданского, уго­ловно-процессуального и гражданского процессуального законодательства, постановлений и распоряжений пра­вительства, а также положений, правил, приказов и ин­струкций, издаваемых Министерством здравоохранения СССР.

В Инструкции сказано, что органы прокуратуры при­нимают активное участие в деле организации и улуч­шения работы бюро судебно-медицинской экспертизы, оказывая содействие в обеспечении условий для правиль­ного их функционирования. Органы следствия – при вызове судебно-медицинского эксперта для производства судебно-медицинской экспертизы должны предоставлять ему транспортные средства в случае невозможности вос­пользоваться для проезда транспортом общего пользова­ния (железная дорога, автобус и т. п.),

Инструкция категорически запрещает подменять заключение эксперта (акт судебно-медицинской экспер­тизы) какими-либо краткими справками, выписками или иными документами и употреблять бланки анкетного ти­па. Заключение эксперта должно быть передано лицу, назначившему экспертизу, не позднее трех дней после ее производства. Этот срок может быть удлинен экспертом при наличии уважительных причин, к которым, в частно­сти, относится необходимость получения результатов до­полнительных исследований (судебно-химического, судебно-гистологического и др.). В Инструкции рассматри­ваются вопросы, связанные с исполнением обязанностей судебно-медицинских экспертов.

Права, обязанности и ответственность судебно-меди­цинских экспертов и их взаимоотношения с следственны­ми и судебными органами в процессе проведения судебно-медицинской экспертизы определяются и регулируются соответствующим законодательством, а также приказа­ми, правилами и инструкциями Министерства здраво­охранения СССР.

Судебно-медицинский эксперт, являясь должностным лицом, несет за служебные проступки дисциплинарную, административную и судебную ответственность.

Инструкция обязывает судебно-медицинских экспер­тов консультировать работников органов дознания, про­куратуры и суда по вопросам судебно-медицинской экс­пертизы.

Была ли эта страница вам полезна?
Да!Нет
Большое спасибо!
Ваше мнение очень важно для нас.

Нет комментариевНе стесняйтесь поделиться с нами вашим ценным мнением.

Текст

Политика конфиденциальности